Разговор о проблемах

Так уж сложилась наша журналистская судьба, что мы последовательно побывали почти во всех регионах, которые участвовали в «параде объединений». Причем в Забайкалье нам довелось работать в период подготовки к «свадьбе» с Агинским Бурятским автономным округом, в Перми — через пару лет после слияния области с Коми-Пермяцким АО, а на Камчатке, так сказать, участвовать в процессе...Вопреки нашим ожиданиям выяснилось, что опыт предшественников мало помог камчадалам, — опять подтвердилось мудрое замечание Льва Толстого о том, что «все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему»... Впрочем, не будем забегать вперед. О трудностях, проблемах и препятствиях, вставших на пути объединителей и реформаторов, и шла речь за круглым столом, проведенном совместными усилиями редакции журнала «Судья» и руководства судебной системы Камчатского края. В нашей беседе приняли участие: Г.В.УДОВИЧЕНКО, главный федеральный инспектор в Камчатском крае, Г.П.ИЛЬИН, председатель Арбитражного суда Камчатского края, председатель Совета судей Камчатской области, С.А.СОТНИКОВ, председатель Камчатского областного суда, А.Г.КНЯЗЕВ, прокурор Камчатского края, Д.И.ВОИНИЦКИИ, председатель Квалификационной коллегии судей Камчатской области,В.В.КУЗНЕВИЧ, и.о. начальника УСД в Камчатском крае, Л.М.НЕПОТУ, заместитель начальника УСД в Камчатском крае, Н.К.ПАТАПЕНЯ, заместитель начальника УВД по Камчатскому краю.

Ведущий: Уважаемые коллеги, поводом для нашей встречи послужили два очевидных обстоятельства. Во-первых, даже за несколько дней нашей работы на Камчатке мы поняли, что процесс реорганизации судебных систем области и округа в общую краевую проходит, мягко говоря, непросто. А во-вторых, именно вы как непосредственные участники этой работы на местах лучше всех знаете возникшие проблемы. Поэтому я очень прошу каждого изложить взгляд на происходящее со своей позиции, со своей должности. Надеюсь, что не надо представлять участников друг другу.

Сотников: Однажды я услышал фразу: «Правосудие начинается с Камчатки». По-моему, это в изве­стной степени справедливо, ибо и сама наша великая страна начи­нается отсюда. Поэтому мы весьма трепетно относимся к содержанию этого на первый взгляд шутливого замечания. Главная проблема, ко­торая у нас сегодня есть, хорошо известна. Мы оказались в сложном положении в связи с формирова­нием судебной системы края. Опыта подобной работы ни у кого из нас, естественно, не было. И хотя не все гладко проходило в Пермском крае, но мы специально выезжали в Пермь (я, председатель Совета судей и начальник Судебного департамента), смотрели, как там они обустраивались, как шло становление краевой судебной системы, и, конечно, многое из того, что было наработано там, мы взяли себе. Мы подготовили, как я считаю, нормальный законопроект с целым рядом новелл, который был принят Государственной Думой. Это позволило нам, в частности, своевременно и правильно сформировать корпус мировых судей края. Достаточно сказать, что у нас на сегодняшний день из 37 мировых судей реально уже работают 36. Это как раз следствие того, что было проделано в подготовительный период, того, что мы подготовили кадры, того, что нормально был прописан федеральный закон, позволявший мировым судьям по примеру федеральных переназначаться, чего, например, не было в законе Пермского края. Что касается нашего краевого суда, мы подготовили все документы о переназначении судей и ждем Указа Президента РФ. Я думаю, что до конца этого года все необходимые переназначения произойдут. По краевому суду мы также подготовили все необходимые обоснования, штатное расписание, структуру, представили документы. Выделено уже здание, в котором мы планируем разместить Камчатский краевой суд. Кстати, это здание бывшего обкома КПСС, самое красивое в городе и удобное для размещения краевого суда. Споры вокруг здания длились долгие годы, и только в этом году благодаря жесткой позиции областного суда было принято решение. Все документы оформлены, в следующем году приступим к ремонту. Так что в этом отношении мы сделали, я считаю, все правильно. Действуют Совет судей, квалификационная коллегия. Словом, сделано 95% работы, и как только будут утверждены трое последних судей, официальную дату начала работы краевого суда утвердит Пленум Верховного Суда РФ. Поэтому сейчас краевая судебная система проходит завершающий этап своего становления, все идет по плану. Те острые проблемы и вопросы, которые были связаны со становлением краевой судебной системы в Корякин, отпали. И я должен сказать, что судебная система Камчатки полностью подготовилась к реорганизации в рамках закона. Считаю, что это главное. Все переходные положения никоим образом не отразятся на интересах населения края.

Ведущий: То есть, на ваш взгляд, серьезных организационных трудностей не возникало? Такие объединения по России будут еще идти, и нам очень важно, чтобы вы поделились своим опытом.

Сотников: И возникали, и были! К примеру, прямо скажу, главный вопрос, во что все упиралось, — будет или не будет у нас постоянная сессия в Корякском округе. В качестве аргументов звучало, что мы ограничим населению доступ к правосудию, суды, мол, будут отдаленные и т.д. С моей точки зрения, такая позиция совершенно неправильна. Мы ведь совершенно не трогаем районную систему округа, мы не трогаем мировую юстицию округа. Как работали районные суды округа, как работали четыре мировых судьи в округе, так они и работают. По вполне понятным причинам кое-кто предпринимал довольно активные попытки помешать становлению судебной системы края, потому что не всем хотелось, чтобы Корякский окружной суд был упразднен. Тем не менее мы свою линию провели в рамках закона. В Госдуме на голосование были представлены два проекта: подготовленный соседями и наш. И мы благодарны тем депутатам, которые правильно оценили ситуацию и высказались подавляющим большинством голосов за наш проект. И это я считаю главным достижением, к которому мы шли долго.

Ведущий: А кто был инициатором появления проекта закона от Корякин?

Сотников: Мне сейчас сложно говорить, кто именно был автором того проекта, но решение принимала Корякская окружная дума, которая и готовила свой проект.

Ведущий: То есть они самосто­ятельно направили своей проект в Госдуму. А вы знали об этом?

Сотников: Нет, не знал. Более того, все было сделано, как бы это помягче сказать, лукаво... Первого июля начинал работу новый субъект Федерации, а за сутки до истечения срока полномочий старой Думой округа было принято решение, о котором никто из нас и не знал. И сразу, без каких-либо согласований, коллеги направили свой проект в Государственную Думу, он был включен в повестку работы Государственной Думы. Это было обнаружено за несколько дней до голосования, поэтому на голосование были поставлены оба проекта. А могло произойти и подругому.

Ильин: Мне хотелось бы ска­зать о роли Совета судей в этом процессе - создании судебной системы Камчатского края. При разработке федерального конституционного закона об образовании нового субъекта РФ в результате объединения Корякского автономного округа и Камчатской области, Совет судей работал над редакцией ст. 14, которая регламентировала именно создание судебной системы Камчатского края: как упраздняется и преобразуется судебная система области, в том числе и мировая юстиция и органы судейского сообщества. Изучив подобный закон по Пермскому краю, мы увидели некоторые недоработки, недостатки. Там, например, не было ничего сказано о мировой юстиции, об органах судейского сообщества. А мы предусмотрели, что органы судейского сообщества Камчатской области и Корякского автономного округа продолжают действовать до избрания новых. Понятно ведь: если упразднена одна судебная система и еще не создана другая, ни в коем случае нельзя останавливать в этот период деятельность квалификационной коллегии, которая рекомендует судей на должности, проводит их аттестацию, деятельность Совета судей, в компетенцию которого входит решение множества неотложных вопросов, таких, например, как определение даты и организация проведения конференции судей, доизбрание членов квалификационной коллегии судей вместо выбывших и т.д. Когда закон о создании Камчатского края был принят, Совет судей Камчатской области специально выезжал в столицу Корякского автономного округа Палану. Там мы уже с нашими коллегами из Корякин обсуждали, как нам дальше продвигаться в создании новой судебной системы края, чтобы при этом не было каких-либо сбоев, чтобы гарантии судебной защиты для населения на этот период не были ущемлены. Начиная еще с 2006 года, мы впервые в России стали проводить объединенные конференции судей Камчатской области и Корякского автономного округа, принимали совместные решения, направленные на дальнейшую работу по созданию судебной системы края, по выполнению тех задач, которые возложены на суды. Советом судей Камчатской области были одобрены законопроекты по образованию судов общей юрисдикции Камчатского края и создании арбитражного суда Камчатского края. При создании судов общей юрисдикции мы пытались найти взаимопонимание с нашими коллегами из автономного округа по этим вопросам. Одно из выездных заседаний Совета судей проходило в соседнем с Корякским округом районе, были встречи с коллегами из округа в Петропавловске-Камчатском. Закон был принят в редакции, на мой взгляд, более правильной, о чем уже сказал Сергей Алексеевич.

Ведущий: Все-таки хотелось бы понять, почему все происходившее вызывало сопротивление со стороны судейского сообщества Корякс­кого автономного округа.

Ильин: Они считали, что проделали очень большую работу по созданию и совершенствованию окружного суда. Кстати, вполне справедливо считали. И просто по-человечески было обидно все свести на нет. Их позиция была понятна, но когда мы, например, говорили о нагрузке в Камчатском областном суде и суде Корякского автономного округа, становилось очевидно, что она просто несопоставима. Если там единицы дел рассматривались за год, то в области это были сотни. И статистические данные убедительно говорили о том, что на уровне субъекта Федерации там нет необходимости держать окружной суд. Да, очень существенный момент, о котором уже было сказано: при реорганизации судебной системы округа она никоим образом не отдалялась от населения, потому что все судебные участки мировой юстиции и районные суды оставались.

Ведущий: Это понятно. Вы говорите очень доброжелательно и дипломатично. Но все равно очевидно, что противников реформы больше всего заботили автономность, самостоятельность, желание сохранить должности...

Ильин: Конечно, все понемногу. Совокупность этих факторов и самостоятельность в принятии решений, в том числе и финансовых. В целом культивировалось мнение, что «Большой Брат поглощает»... Ранее они напрямую общались с Судебным департаментом, Верховным Судом, а тут, мол, мы объединимся, и они растворятся в общей массе.

Ведущий: Поскольку этот процесс идет, возникает неизбежный вопрос: а как сейчас, нормально развивается сотрудничество или все-таки смирились просто потому, что деваться некуда?

Ильин: Те, кто не был согласен с нашей позицией, приняли решение уйти в почетную отставку. А судьи, которые ранее работали в окружном суде, сейчас проходят переназначение в краевой суд. Что касается мировых и районных судей, они остаются на своих местах.

Ведущий: Таким образом, самой болезненной проблемой в период реформирования судебной системы на Камчатке, получается, была проблема с амбициями округа. Вот теперь я начинаю понимать, почему в Пермском крае все про­шло гораздо более гладко: там не было подобного сопротивления...

Ильин: У нас совсем другая ситуация. У нас, чтобы попасть из одного района Корякского округа в другой, надо сначала прилететь в Петропавловск-Камчатский и заплатить за это как минимум 17 тысяч рублей. Это такая составляющая. Поэтому мы искали общие точки соприкосновения, приводили различные доводы. В целом я считаю, что было принято абсолютно логичное решение, в первую очередь законодателями.

Ведущий: Значит, такое реше­ние было разумным со всех точек зрения: закона, человеческой, ор­ганизационной, какой угодно, да?

Ильин: Несомненно.

Ведущий: Тогда, может быть, мы поговорим о других вопросах — организационных, идеологических, финансовых проблемах, которые в этот период возникали или могли возникнуть и которые вы успели предупредить.

Ильин: В соответствии с федеральным конституционным законом о судебной системе РФ суды создаются и упраздняются только в соответствии с федеральным законом. Так что по объективным причинам создание судебной системы края тянулось значительно дольше, чем создание других федеральных органов и структур. Например, Анатолий Гаврилович в первый же день создания нового субъекта Федерации был назначен его прокурором. А для начала работы судебной системы Камчатского края кроме принятия федерального закона требуется также специальные решения Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда. И в результате возникает немало сложностей, когда суды области рассматривали рассматривали дела по заявлениям прокуратуры, УВД, правительства края. Мы с Сергеем Алексеевичем обращались в Государственную Думу к ее председателю, пытаясь обосновать, что эта ситуация не одномоментна, что жизненно необходимо ускорить процессы создания федеральных судов в крае. Но принятие необходимых законов, на наш взгляд, затянулось, поскольку необходимо было получение соответствующих заключений, решений...

Ведущий: Да, бюрократическая машина непобедима... Далеко не только на вашем примере вырисовывается такая картина: между ве­вями власти нет организационной согласованности. Между прочим, и Президент России именно об этом говорил во время рабочей поездки по Камчатке. Представители законодательной и исполнительной власти должны четко понимать эти нюансы, чтобы правильно выстроить и логически, и организационно, и по времени подобную реформу.

Ильин: Это не совсем так. Просто было наше желание как руководителей судов как можно быстрее создать судебную систему края. Законодателем как раз был определен переходный период до конца 2008 года. И мы, анализируя опыт пермяков, которые с созданием судебной власти немножко опоздали, старались ускорить эти процессы. А о несогласованности здесь, наверное, не надо говорить, поскольку поддержку мы всегда ощущали. Именно поэтому на функционировании судебной системы реформа внешне практически не отразилась, полагаю, никто из граждан и организаций, обращающихся в суды, ее и не заметил. Но внутренние проблемы, конечно, были. Объясню на примере. 9 сентября этого года у нас еще работал Арбитражный суд Камчатской области, рассматривал дела, в день около 80 процессов. А 10 сентября мы стали уже рассматривать дела уже в составе Арбитражного суда Камчатского края. При этом дела были назначены непрерывно, срывов процессов не было.

Князев: У нас с Камчатским областным судом противоречий не было. Те вопросы, которые возникали, в том числе процессуальные, решались в рабочем порядке и очень оперативно. Я не помню ни одного факта, когда у нас были бы плохие отношения, имею в виду прокурорских работников и судей. Ну, а что касается вопроса объединения двух субъектов и тех проблем, которые возникали, то на самом деле все просто. Население, в общем, было за объединение, а вот чиновничий аппарат — против. Георгий Павлович тут дипломатично высказывался в отношении Корякин, а на деле же они все­го лишь хотели себя сохранить. Фактически только они и были против объединения. Никто из руководителей областных судов, ни Сергей Алексеевич, ни Георгий Павлович, не знали, будут ли они переназначены. То есть они работали не на себя, чтобы как-то возглавить эти суды, а работали на судебную систему так, чтобы это было удобно и системе, и людям. В Корякин не нужна была никакая выездная сессия. И наши сотрудники тоже так же думали. Ведь фактически там по первой инстанции дел рассматривали одно-два в год. Утверждение о том, что при объединении население не получит доступ к правосудию, это все надуманно. Все подследственные в изоляторах находятся здесь, у нас, в Петропавловске-Камчатском.

У нас все понимали: чтобы переназначить людей, нужно время. Вот я как федеральный чиновник был назначен первым в крае на свою должность. Я имею право переназначить всех, кто находится у меня в подчинении, и мы это сделали оперативно в короткое время. У нас в прокуратуре проблем с назначением на новые должности не было. В Корякин же чиновники заняли личную позицию, а не государственную.

В нашем регионе, в одном из первых на Дальнем Востоке, была создана мировая юстиция, разработан, принят и реализуется закон о мировой юстиции края, мы конструктивно решили все разногласия, которые возникали в ходе работы, все было достаточно корректно, с учетом всех мнений.

И последнее, что касается проблем. Думаю, что федеральный закон сам по себе предполагал некоторую затянутость переходного периода. А ведь государство должно было в первую очередь само готовиться к этому: опытто других субъектов уже был. И следовало сделать выводы для других субъектов. У нас, например, еще до сих пор не принят Устав края. В отношении переназначения судей я не соглашусь: нужно было заранее это делать. А держать людей в напряжении так долго — будет или не будет назначен на должность — никуда не годится.

Сотников: У нас с сентября 2006-го не было ни одного назначения на должности федеральных судей. Часть судей просто ушла в отставку. А это и нагрузка, и отпуска... И сегодня все чаще задают вопрос, на который ответить, мягко говоря, трудновато: как это до сих пор в крае работают федеральные судьи области и округа?!

Ведущий: А это каким-то образом отразилось на деньгах, на зарплатах?

Сотников: У нас «урезали» 13 должностей судей и, соответственно, уменьшено на несколько миллионов финансирование...

Князев: Думаю, что в Корякин сделали все возможное, чтобы помешать процессу объединения, мы могли бы сделать это раньше.

Сотников: Мы уже говорили сегодня об этом. Хочу только уточнить: мы планировали закончить реформу к сентябрю этого года. Но творилось что-то непонятное: в Думу поступил проект из Корякин. И лишь за два дня до слушаний мы узнали, что он находится там, А наш законопроект загадочно исчез. И думаю, что только потому, что мы очень настойчиво выясняли, где же он, проект нашелся «в другой папке»... В итоге при голосовании был принят наш проект. Конечно, эти уроки должны учитываться в будущем в других регионах. Хотелось бы отметить продуктивную работу нашего депутата от Камчатки - И.А. Яровой, которая, как до избрания в Государственную Думу, так и после активно содействовала принятию законодательных актов на уровне субъекта и Федерации, касающихся функционирования судебной системы нашего полуострова.

Ведущий: Материалы нашего круглого стола будут опубликованы в съездовском номере журнала. Надеюсь, к вашему опыту обязательно прислушаются, сделают выводы не только руководители судебной системы...

Князев: Это же касается и системы МВД, где также какое-то время не было краевого управления.

Патапеня: Да, примерно год не был назначен начальник управления края. В законе должны быть прописаны сроки назначения всех руководителей новых структур края. Наверное, в какой-то папке документы лежали без движения не один месяц.

Ведущий: Вечно возникает вопрос, который очень не любят бюрократы, — о механизме контроля: то есть четко прописанная технология, контроль за этой технологией, жесткие сроки, иначе все может повториться...

Князев: Большую роль в кадровой политике играет Администрация Президента. В частности, главный федеральный инспектор. Каково мнение представительства аппарата полпреда?

Ильин: Прежде чем Геннадий Викторович вступит в разговор, хотелось бы акцентировать внимание на следующем. Объединение проходило под девизом, чтобы каждому жителю области и округа от этого не стало хуже. Неоднократно подчеркивалось, что все делается для улучшения ситуации в целом и для каждого гражданина, проживающего здесь, в отдельности. И что получила в результате объединения судебная система Камчатки? Мы лишились 13 судей районного звена. При этом сокращено 13 работников аппарата, в судебном департаменте — 5 штатных единиц. Глядя на эту ситуацию, нам очень сложно объяснить и себе, и судьям, работникам аппарата, для каких целей это сделано. Но когда наш Совет судей обратился в Судебный департамент при Верховном Суде РФ по поводу этой ситуации, то нам ответили о необходимости оптимизации нагрузки. Но при этом заранее нас не предупредили о предстоящем сокращении. А документы на кандидатов в судьи, предлагаемых для работы в новой судебной системе, к этому моменту находились уже в Администрации Президента на рассмотрении.

Кузневич: Мы с вами уже говорили и рассуждали об использовании опыта по объединению и укрупнению регионов. Например, практика показывает, что объединение производить лучше всего в конце года, когда сделаны все отчеты, проведены сверки, финансирование отсутствует. Опыт других регионов и, в частности, наш показывает, что это самый удачный момент. Но, насколько я понимаю, в судебном департаменте, т.е. в центре, изучением и анализом данного вопроса занимаются недостаточно. На мой взгляд, с учетом уже не первого объединения регионов, в департаменте должны обобщить проблемы, которые при этом возникают и на их основе разработать методические рекомендации по данному вопросу, что существенно поможет другим, поскольку процесс продолжается. Должен быть алгоритм перехода к новым структурам. Атак получается, что каждый выживает и бьется в одиночку. Как водитель, который едет по новой дороге, ориентируясь только по зеркалу заднего вида.

Еще один, на мой взгляд, существенный момент, касающийся объединения, это его оперативное проведение. Председатели арбитражного и областного судов уже затрагивали эту тему. Хочу показать, что получилось у нас, те в департа­менте. 10 октября 2007 года мы получили приказ Судебного департамента при Верховном Суде РФ о создании Управления Судебного департамента в Камчатском крае с апреля 2008 г. с предписанием подготовить предложения и т.д. Буквально через неделю, мы разработали положение о департаменте края, штатное расписание, структуру, создали ликвидационную комиссию, в общем, подготовили весь пакет необходимых документов и отправили в Москву 17 октября 2007 г., попросили утвердить положение и штатное расписание, чтобы дальше можно было работать и грамотно выстраивать процесс по объединению. Но полномасштабную реализацию процесса объединения мы смогли начать только в июне 2008 года (через восемь месяцев) после издания Судебным департаментом приказа о назначении исполняющего обязанности начальника Уп­равления Судебного департамента в Камчатском крае. Хорошо, что к этому времени уже было утверждено Положение и согласовано штатное расписание, что далось тоже не просто. После этого процесс пошел и в конце сентября 2008 г. заработало Управление Судебного департамента в Камчатском крае. Работа судебной системы округа и области продолжается в штатном режиме, обеспечение судов, в том числе и Корякского автономного округа, проходили и проходят без сбоев. И последнее, о чем хочу сказать: люди приходят в суд, чтобы решить возникшие порой болезненные, жизненные проблемы. Они ждут сочувствия, понимания или хотя бы внимательного отношения к их нуждам. А всегда ли до понимания судье, если он загружен до состояния работающего на пределе конвейера. Возьмите мировых судей, где судьей рассматриваются тысячи дел. Это несравнимо даже с конвейером, просто ковка.

Да плюс еще условия для деятельности мировых судей, которые ниже необходимого уровня. Постоянное недофинансирование, зачастую отсутствуют средства для оплаты почтовых расходов, оргтехники не хватает катастрофически, что есть - изношена до предела. А почему это происходит? Во-первых, до настоящего времени нет научно обоснованных нагрузок на судью. Помню, в девяностые годы такая попытка предпринималась и даже в суды направлялись проекты, сколько и каких дел судья должен разрешить в течение определенного отрезка времени. Эта идея сегодня не нашла своего окончательного законодательного решения. Сейчас ставятся задачи соблюдения сроков рассмотрения дел и даже говорится об ответственности судьи за их нарушение. Могу ответственно заявить, что пока не будет нормальной, рабочей, нагрузки, соблюдение сроков рассмотрения дел будет проблематичным.

Сложившаяся ситуация по мировым судьям напоминает три головы: одна смотрит на администрацию края, вторая на департамент, а третья на краевой суд, и которая важнее - никто не знает. Полагаю, что пора и мировых судей и аппарат мировых передать Су­ дебному департаменту и тогда все встанет на свое место.

Я, также как председатель краевого суда, очень обеспокоен оперативностью назначения судей. Представляете ситуацию, когда в течение двух лет судья не назначается на должность. Это, конечно сказывается и на оперативности отправления правосудия и на морально-психологическом состоянии претендентов на должность судьи.

Ведущий: Спасибо, Василий Владимирович. Ну что, Геннадий Викторович, деваться уже некуда, наверное?

Удовиченко: В целом я понимаю те переживания, которые испытывают в регионах, где проходит реорганизация. Подобные реформы всегда достаточно тяжелы и не без последствий для кого-то. Любая из них — мероприятие не однодневное. Камчатский край не исключение. Должен сказать, что и Сергей Алексеевич, и Георгий Павлович, и их коллективы в этот непростой период объединения субъектов проявили себя более чем достойно, продемонстрировав гибкость и выдержку в сложных вопросах. И главное, что переход не повлиял на работу судей и никак не сказался на их отношении к системе. Если говорить в целом о судебной системе Камчатки, то в период объединения она работала без сбоя в интересах населения. Я согласен с мнением Сергея Алексеевича в том, что в период проведения таких реформ, как объединение субъектов, нужно осуществлять постоянный контроль за ее ходом не только в исполнительной и законодательной, но и в судебной власти. Потому что это во многом поможет своевременно решать возникающие проблемы, а при формировании новой судебной системы проблемы, конечно же, есть. И, несомненно, было бы правильно, если бы Устав Камчатского края был давно принят. Потому что тогда во многих наших действиях мы были бы вооружены четким законом, и работать стало бы намного легче. Вчера мы собирали все федеральные структуры, работающие в крае, в том числе были и представители судебной власти, обсуждали энергетические вопросы и предстоящий зимний период. Могу сказать, что перед нами стоят большие задачи. Настойчивую работу проводит прокуратура. Что касается вопроса назначения судей, это действительно серьезная проблема. Немало случаев, когда это процедура занимает неоправданно длительные сроки. Как я понимаю, не все зависит здесь от людей, которые сегодня присутствуют за этим столом. Вопрос надо выносить на более высокий уровень. Я, со своей стороны, эту тему изложу своему руководителю — полномочному представителю президента.

Через меня по долгу службы проходит много вопросов согласования на должности судей. Недавно я вручал удостоверения судей в Арбитражном краевом суде, и это уже приобрело форму такого торжественного мероприятия. Из бесед с кандидатами в судьи, а при их назначении мне приходится с ними общаться порой подолгу, могу сказать, что в крае работают высокопрофессиональные юристы. Судебная реформа в крае, которая находится на завершающем этапе, принесла многое в плане независимости судейского корпуса. Это очень важно, когда есть уверенность, что государство за тебя постоит и обеспечит необходимыми гарантиями.

Есть моменты недостаточного финансового обеспечения мировых судей, мы по этому поводу пытаемся исправить положение.

Ведущий: Спасибо, Геннадий Викторович. Кто-нибудь еще хочет что-нибудь сказать в рамках нашего разговора?

Патапеня: Нас также не обошли стороной проблемы при объединении области и автономного округа. Но мы работали в тесном взаимодействии с прокуратурой края и судами, и в целом оргпериод прошел без срывов. С моей точки зрения, организация была настолько хорошо продумана и подготовлена, что мы, откровенно говоря, не заметили той реорганизации, которая проходила в судебной системе области и округа. Все графики работы судей были до нас доведены, и не было ни одного срыва в нашей совместной работе.

Ведущий: Спасибо.

Ильин: Я прошу присутствующих обратить внимание на вот эту табличку. На ней написано, что я председатель Арбитражного суда Камчатского краяи одновременно председатель Совета судей Камчатской области.Сейчас у нас в регионе с мая 2008 года работают мировые судьи Камчатского края, месяц назад начал работу Арбитражный суд Камчатского края, и только вот из-за недоназначения в Камчатский краевой суд трех судей единая камчатская судебная система пока не создана. Ждем этого с нетерпением, так как это даст нам возможность сразу же провести конференцию судей Камчатского края, где будут избраны все органы судейского сообщества края, т.е. совет судей, квалификационная коллегия.

Войницкий: Хочу еще раз подчеркнуть как председатель квали­фикационной коллегии судей Камчатской области, что принятый закон позволяет полностью реализовывать функции квалификационной коллегии судей нашего субъекта в переходный период, не передавая все эти вопросы в Высшую квалификационную коллегию судей РФ. Принят Закон Камчатского края о представителях общественности в нашей квалификационной коллегии судей и все семь представителей общественности уже назначены. Сразу же после проведения конференции судей начнет свою полноценную работу новая квалификационная коллегия судей края. Проблемой остается лишь назначение представителя Президента РФ в нашу новую коллегию. Кстати, представителя Президента РФ в нашей коллегии нет уже более трех лет, и это ненормальная ситуация.

Ведущий: Давайте представим, что перед вами абсолютный дилетант в правовых вопросах. И он хочет понять, что же все-таки произошло: ликвидация или реорганизация судов?

Непоту: Ликвидация и реорганизация - понятия гражданского права. Они касаются всех без исключения физических и юридических лиц, за исключением судебной системы. Потому что в судебной системе нет таких понятий, как «реорганизация» и «ликвидация». В судебной системе есть понятие «упразднение». Но сейчас появилось еще одно понятие «преобразование». То есть районные суды сейчас преобразуются, логически можно сказать, что они реорганизуются, а областные суды упраздняются. Таким образом, получается, что процедура упразднения и преобразования нигде в законе не прописана. В чистом виде говорить о том, чтобы руководствоваться гражданским правом, невозможно. И получается - кто в лес, кто по дрова. Мы исходим из того, что упразднение -это ликвидация, и отсюда все юридические последствия, а преобразование — это реорганизация.

Ведущий: Давайте все же говорить о государственных деньгах. Люди, несмотря на запутанную терминологию, сейчас что-нибудь получают?

Ильин: Действительно, год назад мы стали изучать эту ситуацию. Провели с приглашением ученых и представителей Высшего Арбитражного Суда научно-практический семинар на тему: «Проблемы функционирования арбитражных судов в период образования новых субъектов РФ». Во главе угла стояла как раз эта проблема. Упразднение — вопрос, который регулируется законодательством о судебной системе, тождественен понятию ликвидации, что регулируется в гражданским правом. На семинаре были высказаны разные точки зрения. После того как был принят Закон о создании Арбитражного суда Камчатского края, я обратился в Высший Арбитражный Суд, объясняя, что для нас, для Арбитражного суда Камчатской области или Камчатского края, ничего не меняется, то есть территориальная юрисдикция остается такая же, мы как обеспечивали судебной защитой и Корякский округ, так и продолжаем. В штатной численности у нас ни один человек не прибавился, не убавился. Основные средства также остались прежние. Какая тогда необходимость ликвидировать нас как юридическое лицо? В этой связи была проделана большая работа по изучению законодательства и судебной практики, и Высший Арбитражный Суд принял решение о нашей ликвидации. После этого мы занялись ликвидационными мероприятиями. Заработную плату всем выдаем уже со счета Арбитражного суда Камчатского края. Одновременно у нас еще действуют счета Арбитражного суда Камчатской области, поскольку ликвидационные мероприятия будут еще какое-то время вестись. По опыту Пермской области и Коми-Пермяцкого автономного округа знаю, что ликвидационные мероприятия у них проходили в течение года.

Ведущий: И все же я хочу вер­нуться к заданному мной вопросу об окладах. Они были выданы или нет людям, которые попали под ликвидацию?

Ильин: Нет, это делается тогда, когда люди совсем увольняются с государственной службы. У нас состоялся перевод, в частности, по арбитражному суду все были переведены, за исключением двух работников, которые в связи с ликвидацией уволились и которым все компенсации были выплачены.

Ведущий: А эта процедура кем прописана - перевод?

Ильин: В Федеральном законе о государственной гражданской службе. При ликвидации государст­венного органа государственным служащим предлагается перейти либо во вновь созданный государ­ственный орган, либо в другие организации. А компенсация выпла­чивается работнику, когда он уволь­няется с государственной службы.

Сотников: Проблема эта больше всего касается нашего областного суда. У нас подали в отставку пять судей, и по закону в случае упразднения и отказа от перехода во вновь создаваемый суд им должна выплачиваться компенсация в размере годовой зарплаты. Вопрос: для того чтобы погасить эту компенсацию за счет зарплаты, нам необходимо несколько миллионов рублей. Но это частично обязательство уже будущего года. А заплатить необходимо сегодня. Это проблема. Я направил по этому поводу три письма в Судебный департамент, на что мне вежливо ответили, что денег нет, ищите внутренние резервы. Давайте искать внутренние резервы. А это мы можем сделать только за счет перераспределения с одной статьи бюджета на другую. Или не покупать мебель, или ограничить себя оргтехникой. Сейчас меня эти выплаты очень волнуют. Судьи, ушедшие в отставку с августа, так до сих пор не получили компенсационных выплат.

Ведущий: Так я все-таки хочу понять до конца. Как вы мне объясняете, при этом преобразовании, при этом переходе, какая бы терминология здесь ни присутствовала, компенсационные выплаты положены. Давайте переведем в теоретическую плоскость. Предположим, это коснулось какого-то человека, скажем, не очень уживчивого характера, и ему последовало такое разъяснение — вот видишь это письмо из Судебного департамента, хочешь, возьми его вместо денег, а хочешь, так иди... Он может подать иск? Там есть коллизия с преобразованием, ликвидацией, реорганизацией? Ему по закону положены эти деньги?

Кузневич: Да, положены, но они не заложены в бюджет.

Ведущий: Вот, наконецто. То есть именно там, в Минфине, применены этот великий смысл и великая логика, что вы, ребята, и так много получаете, ищите внутренние резервы...

Ильин: Так не везде. Вот по судам общей юрисдикции такая проблема действительно существует. У нас тоже с упразднением ушли в отставку четверо судей, и Высший Арбитражный Суд централизованно направил средства на выплату им компенсационных затрат.

Ведущий: У меня достаточно ясная картина сложилась о том, что происходит. Предлагаю, пригласить к продолжению разговора всех наших читателей, кому интересна эта тема.