ЧП на Камчатке: Чрезвычайное происшествие или Черный Пиар?


(Окончание. нач. - 2003. - №3)

[Беседа с камч. предпринимателем О.Собко о "взаимовыгодном" сотрудничестве с обл. администрацией, когда рыбопром. предприятие "добровольно" перечисляет деньги, а за это получает лимиты на лов рыбы]

Подгот. Е. Изергина

По стопам Остапа Ибрагимовича

К сожалению, в рамках одной статьи невозможно рассказать обо всех хитросплетениях камчатской экономики. Однако одну тему я всё-таки не могу не затронуть. Безусловно, основная отрасль промышленности Камчатки - рыбная. Отсюда область получает львиную долю доходов. Однако - опять же своеобразным путём - чиновники обладминистрации удачно применили тысяча первый способ честного отъёма денег. Вот выдержка из интервью губернатора Михаила Машковцева.

Е. И.: В местной прессе довольно активно обсуждается тема предоставления рыбных квот за так называемые «добровольные взносы» рыбопромышленных предприятий, идущие якобы на закупку топлива. Многие называют этот способ получения доходов «государственным рэкетом».

М. М.: Называть можно как угодно. На самом деле это то самое изъятие природной ренты, которое теперь узаконено, то есть установлена фиксированная цена на рыбу в воде. Только мы подходили избирательно. Если предприятие градо- или посёлкообразующее, могли с него вообще ничего не брать. А вообще установлена была фиксированная цена, и для большинства рыбообрабатывающих предприятий не требовалось никакой дубины. Хотя дубины-то и нет. Это не договор, имеющий юридическую силу, это - письмо-обязательство предприятия оказать помощь социально-экономическому развитию области. Абсолютное большинство рыбаков с этим согласны хотя бы потому, что они уходят в море и знают, что семьи остаются при свете и в тепле.

Ровно столько же раньше раздавали рыбаки в виде взяток, и они сами этого не скрывают. Сейчас эти деньги идут, по крайней мере, на общее благое дело. А вот теперь, когда деньги в виде природной ренты уходят в Москву, может начаться катастрофа, потому что больше с рыбаков уже не возьмёшь. Мы с этой ренты получаем всего три процента.

Е. И.: А выделяемые квоты как-то связаны с количеством денег, перечисляемых предприятиями на топливо?

М. М.: Формально эти деньги они перечисляют добровольно, это зафиксировано в соответствующих письмах...

Схема достаточно проста: рыбопромышленное предприятие «добровольно» перечисляет деньги, а за это получает лимиты на лов рыбы. А если вдруг заартачится и не перечислит, то ему «случайно» этих лимитов не хватит. Впрочем, не артачатся, перечисляют. В 2002 году таких вот «добровольных» договоров было заключено на 12,5 млн. долларов. А в бюджет перечислено рыбаками почти 3 млн. долларов.

На эту животрепещущую тему мы беседовали с камчатским предпринимателем Олегом Собко, который одним из первых попробовал на собственном опыте такое вот «взаимовыгодное» сотрудничество с областной администрацией. Его рассказ представляется мне поучительным.

Рассказ потерпевшего

«Эту схему руководство области на нас и «обкатало». В принципе она же незаконна, идёт прямой шантаж всех ры-бодобывающих предприятий. Они пришли к нам сами -помогите, нужен 21 миллион рублей, чтобы купить мазут. Если вы нам найдёте деньги, покажете пример остальным, то мы дадим вам всё, что вы хотите. Это было преподнесено так, что если сейчас срочно не будет денег, то в зиму мы не войдём, опять будут отключения тепла, света и т. д.

Естественно, любой нормальный предприниматель хочет заниматься рыбой. Мы сказали, что если нам выделят участок на реке Озёрной, то деньги найдём.

За нами закрепили участок, причём без оформления соответствующих документов, объяснив, что это долго, деньги нужны уже сегодня, вы можете завтра начинать рыбачить, а потом мы всё это узаконим.

Машковцев заявлял, что все годы, пока он будет работать, участок будет за нами закреплён. У нас хорошие контакты с японцами, мы взяли эти деньги под честное слово, отдали их администрации. А осенью, когда мы отработали год, нас с этого участка выгнали и перепродали его другой фирме уже за 33 миллиона рублей. Когда это произошло, я к губернатору пошёл и спросил: «Михаил Борисович, почему вы нас нагло обманули?» Он отвечает: «Это вы нас обманули, вы должны были дать нам не 21 миллион, а 30 миллионов». Я, конечно, опешил от такого заявления, говорю: «Цифры мы обсуждали с вашим вице-губернатором, поэтому давайте его пригласим, иначе разговор получится беспочвенный». Пришёл Чистяков и в присутствии глав двух районов - Усть-Большерецкого и Мильковского - подтвердил, что мы договаривались на 21 миллион. Тем не менее Машковцев заявил, что ему всё равно, и, пока мы не дадим ему 30 миллионов, он разговаривать с нами не будет. Я сказал Чистякову: «Александр Борисович, давай тогда считать, что ты ещё взял, кроме того, что вы просили на топливо? Машину попросил купить? Купили. Миллион плюсуем. Квартиру попросил отремонтировать? Отремонтировали. Миллион четыреста (по смете) плюсуем. Дальше называть, что ты нас ещё просил? Я 30 миллионов насобираю легко». Чистяков растерялся и при всех признался в этих фактах. Правда, сказал, что машина ему уже не нужна и он её вернет, а квартиру вроде я ему по дружбе ремонтировал. В общем, в конце концов, он выбежал из кабинета. А Машковцев минут 10 ходил, курил, потом сел и предложил, чтобы мы всё забыли и сор из избы не выносили. «Давай, - дескать, - все свои вопросы, я их буду решать заново». Я говорю: «Ради бога, я пришёл с вами не ругаться или разбираться. Тем более что мне отдавать нужно кредиты, которые я взял, я же их за один год не отработал. И на списание такие деньги не поставишь». У меня своей переработки не было, что опять же противоречит их правилам, потому что предприятия, не имеющие своей переработки, не получают лимитов. Поскольку с администрацией, как нам казалось, был найден нормальный контакт, в Усть-Камчатске за три месяца мы построили завод, вложили в него один миллион долларов. То есть уже два года у меня простаивает великолепный завод на сорок тонн переработки.

В общем, они меня склонили к тому, чтобы я взял участок на другой реке. Поскольку выбора мне не оставляли, я согласился. Но через два дня был рыбхозсовет, и поскольку Машковцев, видимо, не умеет ничего контролировать, Чистяков все наши фирмы вычеркнул. В результате мы вообще ничего не получили. Я посчитал, что ни о каких дальнейших договорах с этой администрацией речи быть не может.

А самое главное, что деньги, которые мы дали, ни на какое топливо не пошли. Ни одного рубля! У меня есть письма-распоряжения губернатора, по которым я перечислял требуемые суммы. 4 миллиона - в Усть-Болыиерецк якобы на ремонт котельной, 5,5 млн. городу отдали, 7 млн. область забрала, а 3 млн. мы отдали за выкуп гостиницы у профсоюзов для города.

Но, как выяснилось, на топливо и не надо было собирать, это просто неумение работать с бюджетом. Ведь область дотационная, обоснуйте грамотно потребность в конкретной сумме средств на топливо, и не понадобится устраивать весь этот шантаж. Или уж используйте эти «пожертвования» рыбаков по-умному перед выборами - прибавьте бабушкам пенсии, на детские дома пустите.

А господин Чистяков придумывает Ассоциацию рыбо-разводных заводов, не сам, конечно, а с подачи Наздратенко. В 2001 году была создана эта Ассоциация, и в добровольно-принудительном порядке за сентябрь - декабрь была собрана сумма в 14 миллионов рублей. Они купили себе машины, устроили всех своих родственников на приличные оклады, а последние 9 миллионов по фиктивному договору с московской фирмой «Яхонт» они просто по векселю сняли - и деньги исчезли. Причём налоговая инспекция проводила встречные проверки, все эти данные были направлены в Генпрокуратуру, но там почему-то сочли, что, поскольку пожертвования предприятий были добровольные, то оснований для возбуждения уголовного дела нет. Я не понимаю, как некоммерческая организация может ни копейки из своих средств не пустить на те цели, ради которых она создана».

Неофициально. Из материалов налоговой инспекции: «За период с 05.09.2001 по 31.12.2001 на р/счёт Ассоциации от коммерческих рыбодобывающих предприятий, не являющихся членами Ассоциации, в виде пожертвований поступило 14208 тыс. рублей, от учредителей в качестве членских взносов поступило за этот же период 3 тыс. рублей.

Денежные средства были перечислены организациями-рыбопромышленниками как целевое финансирование на осуществление уставной деятельности организации. Предположительно деньги были получены взамен лимитов на рыбу, о чём свидетельствуют данные /13 протокола заседания рабочей группы Камчатского рыбохозяйственного Совета № 34 от 12.10.2001, также в одном из платёжных поручений (поступило от ООО «ЭКОФИМ» платёжное поручение № 160 от 18.09.2001) в назначении платежа указано: «Согласно письму в счёт средств на выдачу лицензий...». Никаких целевых программ, подтверждающих намеренность расходования денег на воспроизводство лосося в регионе (основная задача Ассоциации), со слов руководства, не составлялось <...>.

10.12.2001 Ассоциацией был заключён договор на поставку рыборазводного оборудования с ООО «Яхонт» <...>, сумма, перечисленная ООО «Яхонт» как посреднику составляет 9034,2 тыс. рублей». Далее из документа следует, что эти деньги были использованы на покупку векселей и обналичены. А из перечисленных 14 миллионов по прямому назначению не истрачено ни одного рубля!

«Если государство хочет, чтобы деньги шли не в карман чиновникам, а в бюджет, оно должно наладить систему аукционов. Другое дело, что аукционы сегодня несовершенны, в них нужно очень многое упорядочить. Если предприятие покупает краба по 12 долларов в воде, то понятно, что оно будет воровать, потому что краб на рынке стоит 10 долларов, а его ещё надо поймать, переработать и продать.

В прошлом году прокуратура области объявила губернатору предостережение о недопустимости нарушения закона. Там сказано: «Губернатором Камчатской области М.Б. Машковцевым издано распоряжение о вылове на территории Камчатской области лососёвых видов рыб по факту. Распоряжение является незаконным...» То есть господин Машковцев решил за Правительство РФ все вопросы. Объёмы допустимого улова (ОДУ) утверждаются постановлением правительства. На основании этого документа Рыбвод выписывает рыболовные билеты каждому предприятию, согласно билету предприятие имеет право поймать определённое количество различных видов лосося. Иногда, если рыбы идёт больше, чем было запланировано, наши научные институты производят необходимые замеры, расчёты, обосновывают необходимость увеличения ОДУ, и на этом основании правительство издаёт постановление о дополнительных объёмах. А Машковцев, не дожидаясь решения правительства, издал собственное постановление. На Камчатке всегда были большие проблемы с браконьерством, но с ним как-то боролись. А это постановление практически узаконило браконьерство. Однако Рыбвод, не имея постановления правительства, ни одному предприятию не выписал рыболовного билета, иначе на начальника Рыбвода тут же завели бы уголовное дело. И камчатские рыбаки в большинстве своём не рыбачили, потому что понимали, что это незаконно. А рыбачил кто? Фирма «Энергия», которая принадлежит нашему вице-губернатору Чистякову, и РКЗ-55, которым руководит Олег Кожемяка, это предприятие Наздратенко. И сколько они в 2002 году выловили, не знает никто. И к тому же им незаконно выделили 13 неводов, в то время как другие предприятия годами не могут одного получить! Рыбвод лишил предприятие «Энергия» лицензии, но в этом году Наздратенко им всё восстановил, и они опять прекрасно работают. А РКЗ-55 даже не тронули...»

Пара штрихов к портрету губернатора

Если попытаться составить ясное представление о личности губернатора Машковцева, то, честно говоря, придётся нелегко. Личность всё время норовит раздвоиться. Есть человек - и есть хозяин области. Если первый производит впечатление хорошего, честного мужика, искренне заботящегося о людях и родном полуострове, то второй вызывает чувство досады и желание то и дело цитировать сакраментальное «хотели как лучше, а получилось...».

Взять, к примеру, описанный выше инцидент с превышением ОДУ, за который губернатор получил предостережение прокуратуры. Ведь тоже хотел как лучше. На заседании областной комиссии по чрезвычайным ситуациям глава области своей властью разрешил рыбакам увеличить лимит на лов нерки, поскольку подходы рыбы в три раза превысили прогноз учёных. Об этом знали и правительство, и Госкомрыболовство, однако из-за бюрократических препонов не торопились с разрешением увеличить ОДУ. Михаил Машковцев самостоятельно разрешил продолжение промысла, правда, сделал это широким жестом - «гуляй, братва», ловите, сколько сможете. В результате ситуация совершенно вышла из-под контроля властей.

В общем, и ругать сильно как-то нет желания, и хвалить особенно не за что. Грустно и за Камчатку обидно.

Монолог губернатора. Вместо эпилога

«В 2001 году, когда я был избран губернатором и пришёл в свой кабинет, там уже лежала пачка телеграмм от поставщиков о том, что они прекращают поставки топлива. Прежде всего от «Роснефти». Я познакомился с президентом «Роснефти» Богданчиком раньше, чем со многими сотрудниками своего аппарата. Температура на улице была минус восемнадцать, и что-то срочно надо было делать. Энергетики держались рукой за рубильник. По закону мы должны были поднять тарифы с рубля до полутора, я подумал, что это ситуацию не спасёт. Поэтому я предложил установить тариф два рубля, зато потом год его не повышать. Этот резкий скачок помог покрыть убытки, купить топливо. Мы эту зиму прошли без отключений. И люди всё прекрасно поняли. Когда мы летом провели социологический опрос, меня поддержали 60% населения.

Что касается тарифов на ЖКХ, то тут всё гораздо сложнее и серьёзнее. Во-первых, есть федеральный закон, который я как губернатор обязан выполнять, какие бы у меня ни были политические взгляды. Закон обязывает выходить на федеральные стандарты, то есть на реальную себестоимость обслуживания квадратного метра жилой площади. Для Камчатки федеральный стандарт установлен - 72 рубля. Если мы не выходим на него, то правительство не даёт нам денег на покрытие убытков от ЖКХ. Если выходим, то получаем средства на субсидирование населения. И льготы для низкооплачиваемой части населения мы можем установить даже большие, чем предусматривается федеральным стандартом. По самым округлённым подсчётам: если бы мы сейчас вышли на этот стандарт, то получили бы из бюджета 800 миллионов рублей. Сейчас из областного бюджета мы доплачиваем 400 миллионов, и этого не хватает. То есть подавляющее большинство населения и не почувствовало бы никакого увеличения тарифов.

Что касается перспектив, то здесь не всё просто. Рыбу у нас практически всю забрали, в этом году будет ещё хуже, чем в предыдущем. Я имею в виду плату за ресурсы, которая будет теперь уходить в федеральный бюджет. А налоги, которые нам платят, проблему не решают. Да и квот выделяют значительно меньше, чем, к примеру, восемь лет назад. То есть «на рыбе» область живёт, но развиваться не может, нужны дополнительные источники доходов.

Хотя, безусловно, отдельный бизнесмен может здесь нажить миллионы. Потому мы и вводили то, что вы называете «государственным рэкетом» - изъятие части сверхприбыли. А сейчас её будет изымать правительство.

Войтович А. ЧП на Камчатке: Чрезвычайное происшествие или черный пиар? : [Свои взгляды на коммун.-полит. ситуацию в обл. высказывают прокурор А. Войтович и губернатор М. Б. Машковцев] / А. Войтович, М. Б. Машковцев; публ. подгот. Е. Изергина // Финансовый контроль. -2003. - № 12.-С. 138-140.