Этническое самосознание личности в полиэтничном пространстве современного мира: этнопсихологический подход к проблеме

А. А. Бучек

Интенсивные социально-экономические, политические, финансовые, информационные, экологические трансформации, характерные для современного мирового сообщества и являющиеся едиными для многих государств, приводят к активному распространению международных контактов и межэтнических коммуникаций, преобразованиям в системе межкультурного взаимодействия, наиболее заметным итогом которых считается создание глобального культурного пространства. Отмечаемое многими исследователями постепенное исчезновение национальных особенностей и традиций, порождение новых культурных гибридов, лишенных этнической и исторической индивидуальности и уникальности, вытеснение национальных этнических форм - далеко не полный перечень последствий сценария "культурной гомогенизации" общества (3). В ряду следствий активного взаимодействия культур можно назвать и полиэтничность общества, которая является, как отмечается учеными, неотъемлемой характеристикой практически всех государств: "в человеческой истории практически нет национально чистых (моноэтничных) государств" (11, с. 378). Несмотря на то, что полиэтничность мира не является новшеством исключительно нашего времени, поскольку взаимодействие народов и культур осуществлялось и в прежние исторические эпохи, но масштаб, который этот процесс приобрел со второй половины ХХ столетия, несопоставим ни с каким другим периодом. В России, как и во всем мире, этническая полифония современного жизненного пространства - явление, широко обсуждаемое в различных научных сферах, в последнее время все чаще становится предметом исследования в психологической науке. При его анализе ученые обращаются к историческим событиям прошлого, подчеркивая, что "Россия никогда не была русским государством, уже на заре своего существования в период Киевской Руси она представляла собою полиэтническое образование и, развиваясь, продолжала отторгать модель национального государства, наиболее распространенную в современном мире" (7, с. 77). В науке активно разрабатываются и проблемы психологии межнациональных отношений, связанные с этническим многообразием мира и "неуклонным ростом числа вынужденных мигрантов и беженцев во всем мире" (9, с. 5), а также организации психологической помощи переселенцам в процессе их адаптации к новым социокультурным условиям. Кроме того, в современных психологических исследованиях делается акцент на активность, сознательность и ответственность личности в формировании собственной этнической идентичности, обусловленных осознанием "реальной полиэтничности мира" и необходимостью формирования в связи с этим "многополярного этнического сознания и самосознания" (1, с. 4). Как видно, этнокультурное многообразие мира признается основополагающим фактором для развития не только исторического, политического, социального, но и личностного пространства человека.

Психологический анализ общества как полиэтничного исходит из представления о том, что многие люди в современном мире не принадлежат к одной этнической группе, а являются членами двух и более общностей, носителями нескольких культур, которые "замыкаются" друг на друга в самых различных комбинациях, находясь при этом в постоянной динамике. Полиэтничное общество есть тем самым общество социального разнообразия, причем разнообразия, как считают ученые, принципиально изменчивого. В результате взаимодействия в условиях полиэтничной среды человек сталкивается с многомерностью и разнообразием культурного окружения, с различными культурно-специфическими взглядами на мир, и перед ним возникают две узловые личностно-значимые проблемы: сохранение своей этнической идентичности и социализация в этой среде. Успешная социализация в таком мире должна быть ориентирована на открытие ребенку его сложности и предполагает формирование способности к самостоятельному выбору (вплоть до изменения идентичности), развития вариативности поведения в разных культурных средах, повышение уровня толерантности к "иным", непохожим (5, с. 97). Очевидно, что в условиях полиэтничности появляется больше возможностей взаимодействия с представителями других этнических общностей, что дает человеку возможность приобретать знания об особенностях своей и других этнических групп, формирует и развивает навыки межкультурного взаимодействия.

Таким образом, полиэтничная среда способствует формированию этнической осведомлен-ности, при этом процесс этнической идентификации может протекать по-разному в зависимости от особенностей взаимодействующих культур: "у индивидов, живущих в условиях, сильно отличающихся по своим этническим признакам культуры, этническая идентичность выражена наиболее сильно, а у индивидов, живущих среди групп, близких в культурном отношении, осознание собственной этничности не становится жизненно важной проблемой" (2, с. 131).

Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что жизнь в поликультурном обществе даже в благоприятных ее проявлениях приводит к межгрупповой напряженности в широком смысле слова (8). Напряженность может выражаться не только в форме конфликтных действий, но и в скрытой, тлеющей форме, когда общение с представителями других культур воспринимается как источник конфликтов (5). Итак, полиэтничная среда, являясь своего рода способом существования, деятельности и общения людей различных наций и народностей, включает в себя непосредственное окружение личности и представляет собой единство существования человека и нации, материальных и духовных факторов жизнедеятельности представителей различных народов в определенном социальном пространстве и времени, в определенных конкретно-исторических и географических условиях (Н. В. Мольденгауэр). Особые условия полиэтничности наряду с большими возможностями для осуществления иденти-фикационных процессов могут способствовать возникновению напряженности, конфликтности в этнической группе, а также вызывать появление целого комплекса специфических психологических проблем личности, связанных с этнокультурной маргинальностью, трудностями в этническом самоопределении, нарушением в развитии этнического самосознания.

Интерес к изучению этнического самосознания, без которого, по свидетельству ряда ученых, не может существовать ни один человек, ни одна общность, в настоящее время обусловлен принципиально новой ролью этнической образующей в процессе социальной эволюции, связанной с глобальными изменениями, произошедшими в мире, глубоким цивилизационным и мировоззренческим кризисом эпохи, а также усиливающейся неустойчивостью многих сфер современного мирового сообщества. Активное развитие системы взаимодействия в мире, открывающей новые границы общения, изменяющей картину мира человека в целом, процессы идентификации и самоидентификации и прежде всего этнического самоопределения, неизбежно вызывает повышенное внимание к исследованию данного феномена.

Вопрос о функционировании этнического самосознания личности в полиэтничном пространстве современного мира мы рассматриваем, исходя из следующих представлений современных исследователей: во-первых, из положения о том, что "в рамках именно этнической формы существования человек наиболее полно реализует свою биосоциокультурную природу" (4, с. 27), во-вторых, основываясь на утверждении о том, что "без самосознания этнической группы просто не существует, поэтому именно "самосознание", а не этническое сознание следует рассматривать в качестве основной отличительной черты этнической группы" (7, с. 99).

В этнопсихологии признано, что этническое самосознание защищает личность от неопределенности, являя собой устойчивую конструкцию, связанную с социализацией и усвоением культурного опыта. Однако в изменяющемся мире, где правила и нормы разных культур наслаиваются и усваиваются одновременно, а этнос выступает в качестве носителя многих и разных этнокультурных традиций, человек приобретает опыт разрушения, утраты своей исконной этнической идентичности и созидания новой, более подходящей в сложившихся условиях. В результате этническое самосознание приобретает новые качества, по-иному функционирует под давлением происходящих изменений во множестве культур, народов, религиозных миров, исторических традиций. Сложившееся в этнологии пред-ставление о системе структурирования этничности уже не может эффективно выполнять основную функцию - способствовать формированию более четкой и индивидуализированной идентичности через принадлежность к этнической группе, поскольку сам этнос, прежде всего как психологическая общность в современном поликультурном пространстве, значительно расширил свои очертания. Развитие реальности привело к признанию того, что ни один из признаков системы этнодифференцирующих символов и представлений этнической общности, за исключением этнического самосознания, не является уже маркером определенной этнокультурной группы: "Этническое самосознание - это своего рода "последний рубеж" сохранения этничности, ибо в ходе исторического развития могут быть утеряны и язык, и общая территория, и даже культурные традиции, но пока сохраняется этническое самосознание, не тускнеет и образ "мы" (Там же, с. 99). В настоящем времени, как и в прошлом, люди продолжают пользоваться "древнейшей системой категоризации, основанной на принципе биполярности", в соответствии с которым "происходит категоризация этнических общностей, членами которых они себя воспринимают ("Мы"), и тех, которые они не воспринимают своими ("Они")" (6, с. 65). Таким образом, по отношению к личности в современных этнических группах можно сказать, что несмотря на отсутствие или нивелирование явных этнических маркеров, внутреннее глубинное ощущение причастности к своему этносу остается и продолжает развиваться, находя для своего воплощения новые формы, прежде всего в самосознании личности.

Существующие эмпирические исследования показали, что формирование этнического самосознания, а значит формирование у субъектов системы их этнических представлений и оценок, этнокультурных и этнопсихологических особенностей своего этноса, способствует образованию на высших уровнях структуры личности новой системы этнопсихологических индивидуальных свойств, возникновению полиморфных связей между ними и другими разноуровневыми индивидуальными свойствами личности, формирование ее целостности при построении особенной интеграции всех ее подсистем, а значит и развитие индивидуальности. В процессе углубления этнокультурных и этнопси-хологических сторон самосознания происходит формирование этносоциальной направленности личности: формируется значимое отношение к объектам этнического мира, выстраиваются конформные, синдикативные типы активного межличностного взаимодействия (12). Известно, что этнический смысл порождается в пространстве сознания и самосознания, поскольку для обретения смысла личность обращается непосредственно не к объектам этнического мира, а к их значениям, представлениям о них. Исходя из этого, мы предполагаем, что этнический смысл объектов мира в современной ситуации полиэтничности рождается на основе преобразования в сознании и самосознании, конструирования образа своей этнической общности и себя как ее представителя, что порождает новые смыслы существующей этнической реальности. Все вышесказанное по-новому высвечивает проблему этнического самосознания, приобретающую в эпоху нарастания процесса смешения народов и культур новые смыслы и значения, актуализирует ее изучение в многоцветной палитре культурных различий и человеческой исключительности.

Таким образом, исследование этнического самосознания в настоящее время таит в себе новые возможности объяснения объективно существующих взаимоотношений личности с окружающим миром. Ведь именно этничность в условиях современного кризиса признается учеными исторически актуальной "точкой отсчета" поведения человека, а этнология - базовой наукой в методологии анализа и прогноза этого поведения (10). Итак, если в конце 20-го столетия ученые констатировали необходимость "серьезных этнопсихологических, методологических, теоретических, экспери-ментальных и эмпирических" исследований "природы, сущности, структуры и уровней становления, механизмов проявления и функционирования, закономерностей развития, основных функций этнического самосознания" (12, с. 24), то спустя десятилетие необходимо признать, что пришло время глобальной переоценки данного сложного психологического феномена в связи с осознанием реальной полиэтничности мира, связанной с всемирными процессами взаимопроникновения культур, стиранием обособленности народов и традиций отдельных этнических общностей, унификацией образа жизни людей в различных регионах планеты, наконец, с идеей формирования универсальной картины мира и планетарного мышления. Все эти обстоятельства приводят к возрастанию необходимости осмысления происходящих изменений в этническом самосознании личности в поликультурном мире.

1. Весна Е. Б. К проблеме формирования этнической идентичности в полиэтничном мире // Вестник КРАУНЦ. Сер. Гуманитарные науки. 2004. № 2. С. 4.
2. Гуриева С. Д. Установка и межэтнические отношения. СПб. : Нестор-История, 2008. 272 с.
3. Иконникова С. Н. Векторы и ориентиры культурологии в пространстве глобализации // Фундаментальные проблемы... Том I: Теория культуры. СПб. : Алетейя, 2008. С. 115-125.
4. Исакова Н. В. Моделирующие возможности гуманитарного знания: культурно-антропологическая модель жизнедеятельности человека // Фундаментальные проблемы культурологии : в 4 т. Том II: Историческая культурология / Отв. ред. Д. Л. Спивак. СПб.: Алетейя, 2008. С. 17-31.
5. Лебедева Н. М. Тренинг этнической толерантности для школьников: Учебное пособие для студентов психологических специальностей / Н. М. Лебедева, О. В. Лунева, Т. Г. Стефаненко. М. : Привет, 2004. 358 с.
6. Мухина В. С., Дугарова Т. Ц. Качественные методы исследования этнического самосознания // Актуальные проблемы этнопсихологии в контексте культурно-экономического сотрудничества со странами Азиатско-Тихоокеанского региона : сб. науч. статей междунар. науч.-практ. конф. 23-25 мая 2008 г. : в 2 т. / под ред. Р. Д. Санжаевой. Хабаровск : Изд-во ДВГУПС, 2008. Т. 1. С. 64-68.
7. Сикевич З. В. Социология и психология национальных отношений : Учебное пособие. СПб. : Изд-во В. А. Михайлова, 1999. 203 с.
8. Солдатова Г. У. Психология межэтнической напряженности. М. : Смысл, 1998. 389 с.
9. Солдатова Г. У. Социокультурный подход в практической психологии вынужденной миграции // Психология беженцев и вынужденных переселенцев: опыт исследований и практической работы / под ред. Г. У. Солдатовой. М. : Смысл, 2001. 279 с.
10. Сухарев А. В. Опыт преодоления методологического кризиса: принцип исторической актуальности и этнофункциональная парадигма в психологии // Мир психологии. 2009. № 3. С. 123-132.
11. Тульчинский Г. Л. Постчеловеческая персонология. Новые перспективы свободы и рациональности. СПб. : Алетейя, 2002. 667 с.
12. Хотинец В. Ю. Этническое самосознание. СПб. : Алетейя, 2000. 240 с.

Бучек А. А. Этническое самосознание личности в полиэтничном пространстве современного мира: этнопсихологический подход к проблеме // Верные долгу и Отечеству : материалы XXVII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2010. - С. 228-232.