Из истории ительменского селения Утхолок

В. И. Борисов, М. Б. Киле

Утхолок по-ительменски можно перевести как "лесное селение", селение около леса.

Селение располагалось на правом берегу одноименной реки, в 30 верстах от моря по течению реки и в 15 верстах по прямой, на нижнем склоне речной террасы, защищенной от северо-западных холодных ветров. Селение находилось на опушке смешанного леса, где преобладали береза Эрмана и кедрач, ольха, тальник. Через селение проходил тракт Большерецк - Тигиль. В 1911 г. через Утхолок была проведена линия связи.

Дома, как и в других ительменских селениях, строились без всякого порядка и были разбросаны по склону, между домами имелись тропинки, на окраине селения находилось почтовое отделение.

Доктор В. Н. Тюшов уточняет место расположения селения: "Острожек расположен на правом берегу извилистой тундровой реки того же имени, верстах в пятнадцати от берега моря и вблизи довольно высокого увала, приблизительно в двести футов" (3, с. 431).

В долине р. Утхолок имеется целый комплекс террас - благоприятное место для поселения человека.

В 1987 г. сотрудниками Камчатского краеведческого музея проводилась археологическая разведка р. Утхолок. В ходе работ были выявлены и описаны 16 разновременных стоянок, точной датировки которых не проводилось. Предположительно, самая древняя стоянка археологами датируется началом первого тысячелетия н. э. Можно предположить, что самое раннее поселение на реке Утхолок датируется 300-400 гг. н. э. Это примерно соответствует датировке углей в стоянке Ковран XII. На стоянке Утхолок XIV найдена тонкостенная керамика. Наличие этой керамики принято датировать серединой 1-го тысячелетия н. э.

Всего в пойме р. Утхолок выявлено 13 археологических памятников (1, с. 8-13; 4, с. 82-87).

Около селения протекают небольшие речки, имеются старицы и озера, болота и тундра. Река Утхолок начинается в предгорьях хр. Медвежьего, который является составной частью Срединного хребта. Утхолок принимает слева и справа ряд довольно крупных притоков, наиболее значительные из них рр. Оклямч и Кувшес, а также руч. Майский, Алэнк, которые впадают в Утхолок в верхнем течении, и Алхэн, Кнхч, Мишкин, Фэтаран, впадающие в нижнее течение реки. Для всех рек характерны широкие долины, течение которых относительно спокойное. В низовье реки обширная заболоченная долина со множеством пойменных озер: Гусиное - справа от р. Утхолок вниз по течению Окэль (место обитания дичи), Мээнто - ниже притока Мишкина, севернее расположено оз. Ключэкэн - западнее от него, Фигурное. Это озёра по правому берегу р. Утхолок. А по левому - Северное и Ичкэвэем, расположенные недалеко от берега моря. Все вышеперечисленные озера - благоприятное место для гнездования птиц, где обитают гуси, утки и другая дичь (2, с. 68-69).

Территория бассейна р. Утхолок, где осуществлялась хозяйственная деятельность жителей селения, имеет топонимы, производные от трех языков - ительменского, русского, корякского, соотношение в процентном отношении которых, по нашим подсчетам, составляет 42 : 42 : 16. Главное место среди них занимают гидронимы. За три столетия географические названия подверглись глубокой трансформации и адаптации к современным условиям.

Население Утхолока принадлежало к северной группе ительменов кулес. По итогам Приполярной переписи 1926 г., у ительменов 11 селений западного побережья Камчатки был сохранен родной язык. Утхолок входил в число этих селений. Жители сохранили родной язык, традиционную культуру и основные виды занятий до упразднения селения. Еще в 30-х гг. прошлого века известный ученый М. А. Сергеев указывал: "Проживающие в семи селениях Тигильского района (в т. ч. Утхолок. - Авт.) группа ительменов в 814 человек не подверглась ассимиляции и сохранила в значительной мере свои племенные признаки…" (5, с. 150).

По состоянию на январь 1924 г., в селении проживало всего 19 семей, носителей 7 фамилий - Ласточкины, Суздаловы, Слободчиковы, Заевы, Уксусниковы, Даниловы, Сысоевы. Причем значитель-ная часть жителей носила фамилии Ласточкины, Суздаловы и Слободчиковы.

Практически все жители селения находились между собой в родственных связях. Также в круг брачных связей Утхолока были вовлечены жители селений Напана, Ковран, Хайрюзово (6, с. 31-34).

таблица

Что касается роста населения Утхолока, то, как видно из таблицы, с 1811 по 1896 г. численность жителей колебалась от 50 до 89 чел. По сообщениям О. Мурашко (1993 г.), в период с 1828 по 1898 г. происходил медленный рост численности коренного населения Камчатки на 1,5 % (7, с. 16). Реальный рост стал наблюдаться в начале XX в. И приблизился к цифре 100.

Хозяйственные занятия жителей были полностью взаимосвязаны с природными циклами, и весь хозяйственный календарь определялся временем промысла рыбы. Апрель-май - лов гольца, июнь - корюшки, июнь-июль - чавычи и горбуши, август-сентябрь - кижуча, сентябрь-октябрь - семги и гольца, ноябрь - гольца.

В начале XX в., с появлением соли, жители Утхолока стали в больших количествах заготавливать рыбу, что позволило дольше ее cохранять. Уроженка Утхолока Людмила Иосифовна Слободчикова вспоминает: "…мы солили сто- двадцатикилограммовую бочку рыбы - пластинок. Головы отрезали и солили только пластинки без костей" (8, с. 86).

Хозяйственная деятельность начиналась в конце апреля, когда мужчины на собаках выезжали на устье р. Утхолок, где готовили жилье (кажим), снасти, средства передвижения. Здесь же на привязи оставляли собак на лето. Как только река освобождалась ото льда, на батах перевозили всех своих домочадцев на берег Охотского моря, где сельчане жили до окончания рыболовного сезона.

В селении оставалось всего несколько человек, как правило, это были старые и больные люди, в обязанности которых входила обработка небольших по размерам огородов и уход за крупным рогатым скотом.

В мае, как только прилетали птицы и начинали откладывать в гнезда яйца, женщины и дети занимались сбором и заготовкой яиц. Предварительно собирали речной лед и им обкладывали собранные птичьи яйца, которые так сохранялись до Нового года, иногда и до марта следующего года.

Исследователь Е. П. Орлова сообщает: "Кроме… зимнего селения, имелось еще летнее стойбище, расположенное в самом устье реки. Оно являлось важнейшим местом морского зверобойного промысла и отчасти рыбного. Ительмены Утхолока ловили также рыбу в устье соседней р. Квачины, куда заходило большое количество семги… На летовье население Утхолока проводило почти половину своей жизни. Туда съезжались для морской охоты люди из соседних селений, так как вблизи Утхолока находится "вторая лежка" нерпы, сивуча и других морских зверей" (9, с. 38).

Рыбалка осуществлялась в р. Утхолок, основным орудием лова служили запор и в меньшей мере другие орудия лова. Например, в 1876 г., по которому имеются статистические данные, рыбы было заготовлено 42 475 шт., общий вес которых составил около 85 т. На одного жителя селения приходилось 1 287 кг или 643 шт. (10). Рыбу лососевых пород заготавливали следующим образом: солили, делали юколу, коптили, квасили в ямах, морозили, делали порсу (рыбный порошок).

Особенностью Утхолока, в отличие от других селений Охотского побережья, было то, что в реку в сентябре-октябре заходит семга, редкая на Камчатке рыба. Как правило, её морозили, глазировали речной водой и хранили в холодном помещении, складывая в штабель.

Немаловажное значение для жителей Утхолока имел морской промысел. Собственно промысел происходил вручную, разве что при разделке использовались металлические ножи. Били же нерпу традиционно, тяжелой ольховой колотушкой (мэлэн) - было достаточно одного точного удара в пере-носицу. На суше нерпа беспомощна, и настичь ее не составляло труда. В. Иохельсон следующим образом дает характеристику морского промысла: "В настоящее время жители западного побережья Камчатки все еще охотятся на морских млекопитающих. Камчадалы не выходят в море, не имеют байдар… Они спускаются в своих лодках… называемых батами, к устьям рек и ставят кожаные сети на нерп, белух или сивучей… Нерп также убивают на скалах из ружей или заостренными палками" (11, с. 14).

Вследствие массового истребления нерпы ее численность упала ниже критической черты, и в 1970-е гг. охота на нее была запрещена.

Важное значение занимала охота на диких животных. Так, на 66 человек в 1876 г. охотниками было добыто баранов (чубук) - 51, диких оленей - 34, 142 нерпы (10). Объемы промысла нерпы значительно колебались, так в 1926 г. было добыто 482 нерпы (12, с. 50). На 1 жителя в год приходилось: 23 кг мяса дикого барана, 40-50 кг мяса дикого оленя и 43 кг мяса нерпы. Часть мяса оленей и шкуры жители получали путем обмена у кочующих коряков.

В тундре женщины и дети заготавливали ягоды: морошку, бруснику, шикшу, голубицу, жимолость, рябину, клюкву. Ягоду хранили в берестяных емкостях беток, в холодном месте, смешивая морошку, шикшу, голубицу. В таком состоянии ягода сохранялась несколько месяцев. В качестве дров, как правило, использовался сухостой и плавник. Широко использовался кедрач - как шишки, так и лапник. Воду для питья и хозяйственных нужд брали тут же, в реке.

Огородничество фактически не играло заметной роли в хозяйстве жителей. Так, в 1876 г. снято 56 пудов 10 фунтов репы, 14 пудов 20 фунтов картофеля, а было посажено 27 пудов 10 фунтов, т. е. фактически урожай был почти в два раза меньше, чем посажено (10).

Транспортными средствами, как и в других селениях, летом служили баты, выдолбленные из ствола тополя, на которых ходили по рекам, использовали для перевозки грузов и людей.

Зимой важное место в хозяйственной деятельности местных жителей играло собаководство: им занимались практически все взрослые мужчины. Каждый имел в среднем по 12-20 собак, обычно основным маршрутом была поездка в ближайшие селения - Ковран и Напана, но нередко осуществля-лись хозяйственные поездки в Петропавловск, Тигиль, Соболево и даже на Чукотку.

Уроженец Утхолока Михаил Иванович Ласточкин, 1900 г. р., в рассказе о прошлой жизни, в частности, отмечал, что в начале XX в. в селении не было спичек, сетей, соли, редким был даже хлеб. Местное население питалось только рыбой, корнями растений, орехами и ягодами. В периоды, когда случались наводнения, вылов рыбы был затруднен, поэтому уловы были незначительными. Помнит он и две эпидемии, которые пережил (13, с. 363).

К середине XIX в. большинство камчатских селений имели часовни и церкви, построенные прихожанами. В 1861 г. селение посетил архиепископ Камчатский Иннокентий Вениаминов, в своем дневнике он записал: "10 воскресенье (декабря. - Авт.). В 2 часа приехали в Утхолокское селение и по случаю праздника и за неимением часовни отправляли часы в доме, после которых я говорил с жителями в назидание их…" (14, с. 45). По статистическим данным, в 1876 г. в селении учтена одна часовня, 10 домов, 1 баня (10). Доктор В. Н. Тюшов в самом конце XIX в. сообщает: "…маленькая, выделяющаяся своею новизною меж них (домов. - Авт.), часовенка" (2, с. 341).

Декрет Совета Народных Комиссаров "Об отделении церкви от государства и школы от церкви" от 23 января 1918 г. начал выполняться на Камчатке только в 1923 г., после формирования новой Советской администрации в Петропавловске. Надо отметить, что реализация настоящего Декрета проводилась людьми, недавно приехавшими на Камчатку, не знакомыми с её спецификой и этническим составом населения.

В рамках этой кампании часовня в Утхолоке была закрыта 23 января 1925 г. Здание часовни стояло заброшенным и никак не использовалось (15, с. 204).

В 1923 г. в часовне работала школа. Но уже в докладе Хайрюзовского предволревкома "О состоянии волости с октября 1924 по апрель 1925 г." указано: "Часовня в Утхолоке… ни для каких целей в виду ветхости не приспособлена и общество возбудило ходатайство о сломе таковой" (там же, с. 128).

На основании решения Тигильского районного революционного комитета от 3 июня 1926 г. за № 19 было принято решение о закрытии и уничтожении зданий церквей и часовен в районе. Из воспоминаний уроженки с. Утхолок Анны Александровны Ягановой: "…Я вышла на улицу. А дом наш около озера был в Утхолоке. Смотрю, костер, большой костер, и кидают в него что-то. Ну, я любопытная. Смотрю, иконы - большие такие, красивые, дутые, желтые. Видимо, с церкви, жгли их там. Кто топором рубит их, в костер кидают. Это помню…" (16, с. 20).

Описывая историю Утхолока, нельзя не упомянуть имя одного из тех людей, которые внесли свой вклад в развитие селения, - Иллариона Васильевича Рябикова. Он родился в 1892 г. в семье железнодорожного рабочего на ст. Борзя Забайкальской железной дороги. Окончил Иркутское техническое училище. На Камчатку приехал в 1910 г., участвовал в строительстве телеграфной линии Петропавловск-Камчатский - Большерецк. По окончании строительства остался работать в Большерецке. Затем переехал в Тигиль. Работал начальником почтового отделения. Организовал Тигильский кооператив, был его председателем. Выпускал небольшую газету в нескольких экземплярах, был в числе немногих фотографов на Камчатке. 3 июня 1917 г. И. В. Рябиков женился на Марии Дюпиной, в метрической книге о бракосочетавшихся указывается: младший механик Приамурского почтового округа Илларион Васильевич Рябиков православного вероисповедания, первым браком, 26 лет, бракосочетается с дочерью чиновника Тигильской почтово-телеграфной конторы Стефана Афанасьевича Дюпина девицей Марией Стефановой, православного вероисповедания, первым браком. Брак совершал приходский священник Николай Мирошкин с псаломщиком Александром Логиновым.

В семье Иллариона Васильевича и его жены Марии Степановны было 2 детей: Вера, родившаяся 3 июля 1918 г., и Игорь - 24 апреля 1920 г. р.

И. В. Рябиков - активный участник установления Советской власти, делегат от Хайрюзовской волости и председатель Второго уездного съезда Советов (1922 г.). После гибели мужа в сентябре 1922 г. М. С. Рябикова некоторое время работала в почтово-телеграфном отделении Утхолока, затем переехала в Петропавловск (17, с. 177; 23, с. 4; 24, с. 4).

Вот характеристика селения Утхолок, данная в 1923 г. одним из командиров Красной армии:
"Селение имеет 10 домов, балаганов (сараев) 10, амбаров 4, бани 2. Численность населения взрослых мужчин - 23, женщин - 24, детей мужского пола - 13, женского - 17. Грамотных 3 человека, имеется школа, учитель и учащихся 13 человек, парторганизации нет. Вероисповедание православное. Часовню оборудовали под школу, попов нет, имеется почтово-телеграфное отделение, государственных и других учреждений нет. Главное занятие жителей - охота и рыболовство и животноводство. Продукт охоты сдается японцам и проезжающим скупщикам в обмен на необходимый товар: продовольствие, мануфактуру и оружие. Спрос на спирт есть, доставляется таковой японцами. <...> Дорога идет по кошке 12 верст. Способ передвижения вьючный, дорога болотистая и гористая. Переправы через реки бродами возможны только в мелководье, в большую воду переправляются на батах. Мостов, паромов нет. Состояние телеграфной линии удовлетворительное. Селение имеет 13 лошадей, вьючные, конских седел 13, собак 176, нарт 22, лодок 6, лыж 22 пары. Сведений об ископаемых не имеется. Охота и рыболовство мало развиты. Имеются кочевники коряки в числе 20 человек, оленей имеют 2 000, собак 8, нарт одна. Занимаются оленеводством и кустарным ремеслом. Население благонадежное" (19, с. 17).

1 апреля 1926 г. был образован Тигильский район, в который и вошло селение Утхолок Хайрюзовской волости. В составе Тигильского района Утхолок просуществовал всего 32 года.

В рамках развития коллективного промысла 26 марта 1928 г. организована жировая артель "Нерпа" в составе 28 чел., по национальному составу в нее входили: 19 ительменов, 2 русских, 2 коряка (21, с. 114).

По сообщению О. Мурашко, видимо, в 20-х гг. XX в. рядом с р. Утхолок существовал крабоконсервный завод, принадлежавший японцам. На участке от Ичи до м. Утхолокского с 3 мая 1930 г. 65 японских судов занимались добычей крабов. Местное население получило возможность часть выловленной рыбы продавать японцам, одновременно осуществлялась торговля пушниной.

Этапом развития селения стала организация колхоза, который был создан в феврале 1930 г. Колхоз получил название "Победа", в 1936 г. в составе его было 13 хозяйств. Общее число членов было 62, трудоспособных - 27. По итогам года доход на 1 трудоспособного человека составил 1 210 руб. (там же, с. 116). В 1930-е гг. жители Утхолока не избежали репрессий. Вот некоторые имена: Ласточкин Василий Яковлевич, Ласточкин Михаил Иванович (20, с. 3).

Высокие результаты в сельскохозяйственном производстве показывала бригада, возглавляемая Анной Николаевной Заевой, которая собрала картофеля по 114 ц/га. Это почти в два раза больше плана. На уборке картофеля хорошо трудились: бригадир Дарья Суздалова, Михаил Ласточкин, Анна и Галина Баженовы и др. Регулярно перевыполняли дневные задания возчики Афанасий Притчин и Иосиф Суздалов (22, с. 3). По словам заведующей избой-читальней Л. Юшиной, к 1952 г. здесь построили школу, избу-читальню, медпункт, магазин.

Утхолокский сельский Совет был упразднен решением № 24 от 24 января 1958 г. Камчатского облисполкома. Жители были переселены в с. Ковран и Тигиль. Сегодня в разных населенных пунктах Камчатки проживают около 15 уроженцев селения. Все они с душевной болью и ностальгией вспоми-нают навсегда утраченный свой родной Утхолок.

1. Пономаренко А. К. Археологические памятники долин рек западной Камчатки - Утхолок, Ковран, Тихой, Хайрюзова, Белоголовой, Морошечной, Сопочной, Кисун, Саичик // Краеведческие записки. Петропавловск-Камчатский, 1996. Вып. X.
2. Халоймова К.[и др.] Историко-этнографическое пособие по ительменскому языку. Б. г.
3. Тюшов В. Н. По западному берегу Камчатки. ЗРГО. Т. XXXVII. № 2.
4. Кренке Н. А. Археологические древности Коврана // Краеведческие записки. Петропавловск-Камчатский, 2002. Вып. XII.
5. Сергеев М. А. Народное хозяйство Камчатского края. М. ; Л., 1936.
6. ГАКК. Ф. 25. Оп. 5. Д. 2. Л. 31-34.
7. Мурашко О. [и др.] Социально-демографические трансформации на Камчатке. Рабочие тетради. Т. 1, 2. 1993.
8. Традиционные знания и их значимость для сохранения биоразнообразия. Петропавловск-Камчатский, 2008.
9. Орлова Е. П. Ительмены. Историко-этнографический очерк. СПб. : Наука, 1999.
10. Записка о Камчатке чиновника Главного управления Восточной Сибири П. Г. Сулковского. Сборник главнейших официальных документов по управлению Восточною Сибирью. Т. 3. Вып. 1: Камчатка. Иркутск, 1882. табл. 3.
11. Иохельсон В. И. Камчадалы. Б. г.
12. Итоги переписи северных окраин Дальневосточного края (1926-1927 гг.). Благовещенск, 1929.
13. Диалектологический очерк Камчатки. Ученые записки. Т. XIV. Южно-Сахалинск, 1968.
14. Крылов В. Материалы для истории Камчатских церквей. Казань, 1909.
15. Вопросы истории Камчатки. Петропавловск-Камчатский : Новая книга, 2009. Вып. 4.
16. Церковь, вера и современная жизнь. Воспоминания и рассказы из Тигиля. Записи 2006. Петропавловск-Камчатский : Новая книга, 2010. 132 с.
17. За власть Советов. 1920-1922 гг. Сборник документов. Владивосток, 1966.
18. Хроника // Камч. вестник. 1918. 14 июля.
19. ЦДНИ КО. Ф. 19. Оп. 1. Д. 60.
20. Список лиц, необоснованно репрессированных на Камчатке в 1930-40 и 50-е годы за якобы совершенные контрреволюционные преступления и на сегодня реабилитированных по заключениям, протестам и представлениям прокурора области // Камч. правда. 1990. 5 апр.
21. История и культура ительменов. Историко-этнографические очерки / под ред. А. И. Крушанова. Л. : Наука, 1990.
22. В ительменском колхозе "Победа" // Камч. правда. 1952. 16 окт.
23. С огнем большевистским в груди // Знамя Ленина. 1967. 5 нояб.
24. Боевая подруга Иллариона Рябикова // Знамя Ленина. 1967. 7 нояб.

Борисов В. И. Из истории ительменского селения Утхолок / В. И. Борисов, М. Б. Киле // "О Камчатке и странах, которые в соседстве с нею находятся..." : материалы XXVIII Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2011. - С. 13-18.