В. Л. Бианки - участник зоологического отряда камчатской экспедиции (1908-1909)

Е. Р. Островская

Кто делает то, что может, делает то, что должен.
Мадлен де Скюдери

"Мухолов-Тонконос сидел на ветке и смотрел по сторонам. Как только пролетит мимо муха или бабочка, он сейчас же погонится за ней, поймает и проглотит. Потом опять сидит на ветке и опять ждет, высматривает. Увидал поблизости Дубоноса и стал жаловаться ему на свое горькое житье-бытье.

- Очень уж мне утомительно, - говорит, - пропитание себе добывать. Целый день трудишься-трудишься, ни отдыха, ни покоя не знаешь, а все впроголодь живешь. Сам подумай: сколько мошек надо поймать, чтобы сытым быть. А зернышки клевать я не могу: нос у меня слишком тонок.

- Да, твой нос никуда не годится, - сказал Дубонос. - То ли дело мой! Я им вишневую косточку, как скорлупу, раскусываю. Сидишь на месте и клюешь ягоды. Вот бы тебе такой нос…" (1, с. 123).

Это отрывок из рассказа "Чей нос лучше?" замечательного русского писателя Виталия Бианки. Но этот чудесный писатель возник не из пустоты и не в пустоту ушел. Бианки - это семья, более того - династия, что встречается теперь достаточно редко. Династия, в которой из поколения в поколение передаются не просто занятия биологией как ремесло, не просто романтическая любовь к природе, но прямо-таки физическая невозможность жить в отрыве от нее.

Его отцом был Валентин Львович Бианки - российский зоолог, орнитолог и энтомолог, сотрудник Зоологического музея Академии наук, участник зоологического отряда Камчатской экспедиции, снаряженной на средства Ф. П. Рябушинского.

Валентин Львович Бианки (певучая фамилия досталась ему от предков-итальянцев) родился в Москве 18 февраля 1857 г. Воспитывался в гимназии Гуревича (1868-1878 гг.). С раннего детства мальчик занимался естествознанием и все каникулы посвящал сбору зоологических и ботанических коллекций, но поступил в Военно-медицинскую академию и окончил ее в 1883 г., получив звание лекаря. Два года Валентин Львович состоял ординатором при клинике внутренних болезней профессора Кошлакова и дежурным врачом Мариинского родовспомогательного дома. В 1885 г. он занял должность земского врача в Старицком уезде Тверской губернии. Было ему в это время 28 лет - зрелый, сложившийся человек с хорошей специальностью. Но, как и в гимназические годы, больше всего влекла его зоология. Первая научная публикация В. Л. Бианки ("Гнезда и яйца Acrocep-halus dumetorum Blyth.") (2, с. 35) вышла в 1884 г., то есть во время активной врачебной практики. Однако при первой же представившейся возможности в сентябре 1885 г. он, по предложению профессора Брандта, перешел на должность ассистента при кафедре зоологии и сравнительной анатомии в Военно-медицинской академии (Санкт-Петербург), хотя это было еще очень далеко от любимой орнитологии, возможности самостоятельных научных исследований.

Такая возможность представилась ему через два года, когда в апреле 1887 г. он поступил на должность ученого хранителя энтомологического отделения Зоологического музея Академии наук (Санкт-Петербург). Правда, низкое жалованье не позволяло окончательно оставить педагогическую работу, да и заниматься пришлось не любимыми птицами, а насекомыми. Работы Бианки этого периода (он опубликовал несколько обзорных статей, обработал коллекцию полужесткокрылых, хранящихся в Зоологическом институте в Санкт-Петербурге) стали серьезным вкладом в энтомологию.

Орнитологией, которая была его страстью всю жизнь, Бианки смог заняться официально лишь в 1896 г., в возрасте 38 лет, когда был избран на должность старшего зоолога физико-математического отделения Академии наук. С этого момента и до самой смерти он занимал пост заведующего орнитологическим отделением Зоологического музея Академии наук.

Жил Валентин Львович с семьей на Университетской набережной Санкт-Петербурга, в квартирном флигеле Российской Академии наук. "Он существует где-то сам по себе, живет отдельной от нас и неведомой нам жизнью. В городе он всегда либо в музее, либо в своем домашнем кабинете, на даче - он всегда в лесу", - вспоминал его сын Виталий, будущий писатель (2, с. 35). Но работа и жизнь сплетались воедино, определяя быт и интересы всей семьи. В большой академической квартире - вольеры и клетки с птицами, аквариумы с рыбами, террариумы с черепахами, ящерицами, змеями. Когда на Дальнем Востоке нашли мамонта и привезли в музей для изготовления чучела, Валентин Львович принес домой кусочек мамонтятины. Его сварили, и все отведали экзотического супа.

Каждую весну Валентин Львович перевозил все семейство на дачу. Несмотря на сложности, связанные с переездом, - это был всегда праздник. Ехали подводами, вместе со всем зверьем, за 60 км, за Ораниенбаум, в Лебяжье.

На даче В. Л. Бианки продолжал сбор материала для музея. Командированный препаратор там же снимал шкурки для будущих чучел. На специально нанятых финских парусниках сборы перевозили по заливу и Неве прямо к музею.

В 1908 г., по приглашению П. Ю. Шмидта, Валентин Львович в качестве орнитолога в составе зоологического отдела экспедиции прибыл на Камчатку. Целью экспедиции должно было быть изучение и обследование флоры и фауны Камчатского полуострова, главным образом в районе вулканов. Здесь он в течение летних месяцев (в связи с большой занятостью руководство Зоологического музея отпустило его лишь на короткий срок - до осени 1908 г.) выполнил орнитологические исследования в окрестностях Петропавловска и в долине р. Камчатки от Усть-Камчатска до Козыревска, собрал большую коллекцию птиц, их гнезд и яиц.

Во время проведения наблюдений в среднем течении р. Камчатки В. Л. Бианки побывал у подножия Ключевского вулкана и зарегистрировал в районе Ключей 62 вида птиц. Вот что пишет об этом сам В. Л. Бианки: "Я приехал в Ключи слишком поздно, приблизительно в середине гнездового периода. Тем не менее, мне удалось собрать для большинства видов данныя, позволяющия судить о полном цикле явлений этого периода. В общей сложности я нашел в окрестностях Ключей 62 вида птиц, следовательно почти треть всех известных для Камчатки" (3, с. 36).

Далее он прошел вверх по реке до Козыревска. На протяжении всего своего пути Бианки столкнулся с трудностями следующего характера: "…главнейшей моей заботой было раздобыть себе опытнаго проводника-охотника. Мы начали искать этих необходимых помощников уже в Петро-павловске, но там запросили такую цену, что мы не могли на нее решиться. Дальнейшия наши попытки в этом направлении в Устькамчатске, Нижнекамчатске и Камаки остались безрезультатными: все рекомендованныя лица отговаривались либо нездоровьем и старостью, либо собственными хозяйственными делами. В многолюдном Ключевском, как и выше по реке до Козыревки, я наткнулся на то же нежелание помочь экспедиции в этом отношении. Люди с трудом соглашались лишь на отдельныя экскурсии, которыя, однако, стали вообще возможны лишь с последних чисел июня, когда окончился лов красной рыбы…" (3, с. 34). В связи с наступлением осени и окончанием отпущенного ему срока экспедиционных работ Валентин Львович вынужден был спуститься по реке в Усть-Камчатск, откуда через Петропавловск вернулся в Санкт-Петербург.

Вот к каким выводам пришел ученый по окончании своих экспедиционных работ: "В течение четырех с небольшим месяцев, проведенных мною в Камчатке, я успел довольно хорошо ознакомиться с природой посещенных мною пунктов, сделать значительное число наблюдений над распределением и образом жизни птиц, относящихся к 121 виду (более половины всей авифауны), и собрать, частью с помощью покойного Л. Бэра, около 300 птиц, до 120 яиц и 15 гнезд. Опыт этого путешествия по стране, где всякое передвижение сильно затруднено, от местных жителей нельзя ожидать почти ни в чем помощи, а деньги имеют невероятно малую ценность, приводит меня, как и моих товарищей, к убеждению, что по крайней мере зоологическая партия запоздала в этом году своим прибытием на Камчатку. Для большей успешности дела орнитологу необходимо прибыть сюда с первым пароходным рейсом в конце апреля месяца, тотчас же проследовать дальше либо по восточному склону в Устькамчатск, либо по западному в Тигиль, с целью в обоих случаях немедленно же выступить в Ключевское селение, наблюдать тут пролет и гнездование птиц, а затем не позже половины июня подняться вверх по реке, чтобы исследовать бассейн верховьев р. Камчатки еще в течение гнездового периода. Заниматься одному человеку изследованием и птиц, живущих внутри страны, и птиц, обитающих морское побережье, само собой разумеется невозможно. Изследованием Петропавловска, как наиболее полно изученнаго пункта, можно пожертвовать, если экспедиция разсчитана лишь на одну теплую половину года. Камчатка, однако, достаточно обширная страна, чтобы могла быть хотя бы поверхностно изследована в орнитологическом отношении в течение такого короткаго срока. Для мало-мальски полнаго и сериознаго изследования необходимо не менее четырех лет: южная Камчатка, западное побережье и северная часть полуострова требуют специальнаго изучения в полугодичные сроки" (3, с. 50-51).

В предисловии к "Отчету о коммандировке в Камчатку в 1908 году", вышедшем в Санкт-Петербурге в 1909 г., Бианки написал, что "островной, в биологическом смысле, характер Камчатской фауны подтверждается и несомненной склонностью здешних птиц образовывать местные формы, выяснение коих составит одну из задач моей обработки собранных Камчатской экспедицией и других орнитологических материалов, добытых в этой интересной, но к сожалению трудно доступной стране" (3, с. 52).

В. Бианки остался в памяти как уникальный зоолог, который одновременно написал две монографии - про птиц и про стрекоз. Научное наследие его очень значительно. Он опубликовал около 120 работ, не считая ряда статей в энциклопедиях и популярных журналах. При этом часть больших работ так и осталась в рукописях. Он перевел и снабдил примечаниями книги Г. Дункера "Перелет птиц" и В. Кобельта "Географические распределения животных", перевел и (совместно с Н. М. Книповичем) отредактировал "Жизнь животных" Брема. В честь Валентина Львовича названы две птицы: саянская белобрюхая оляпка (Cinclus leucogaster bianchii) и верхнебухарский фазан (Phasianus chrysomelas bianchii) (2, с. 38) Он был действительным членом Петроградского общества естествоиспытателей и Русского энтомологического общества, почетным членом Германского орнитологического общества. В статьях о нем постоянно подчеркивается, что "добросовестность его работ известна всякому орнитологу", "работа выполнена с характерной для него тщательностью", "некоторые из монографий по своей обоснованности и тщательности выполнения вполне могут называться образцовыми" (2, с. 38).

В. Л. Бианки является автором целого ряда капитальных научных работ. Среди его многочисленных орнитологических исследований прежде всего следует отметить ряд монографий по систематике различных птиц (уларов, фазанов, вьюрков, жаворонков, синиц, снегирей и др.). Серия его работ посвящена результатам обработки коллекций, собранных в Средней и Центральной Азии. Среди них сводка "Птицы Ганьсуйского путешествия Г. Н. Потанина 1884-1887 (1891 г., совместно с М. М. Березовским), IV вып. "Научных результатов путешествий Н. М. Пржевальского по Центральной Азии" (1905) и обширный труд "Материалы для авифауны Монголии и Восточного Тибета" (1907), написанный по данным Монголо-Сычуанской экспедиции под руководством П. К. Козлова. Важное место в научном наследии Валентина Львовича занимает первый том "Фауны России" (вышедший двумя полутомами в 1911 и в 1913 гг.), в котором с исчерпывающей полнотой описаны отряды гагарообразных и трубконосых птиц. Большое методическое значение имела публикация составленной В. Л. Бианки "Инструкции для собирания птиц, их яиц и гнезд" (1909). Он в содружестве с другими учеными (акад. И. П. Бородиным, проф. В. Л. Комаровым и др.) подготовил первый проект (в то время не осуществленный) заказника в Приморском районе Санкт-Петербурга - Юнтоловской лесной дачи (площадь ок. 2 тыс. га). Сейчас на территории этого заказника обитает 13 видов птиц (тундряной лебедь и др.), занесенных в Красную книгу России.

Валентин Львович умер от воспаления легких 10 января 1920 г. в Петрограде. Ему было 64 года. В 1917-1918 гг. он заведовал Зоологическим музеем Академии наук, но в 1919-м сдал полномочия А. А. Бялыницкому-Бируле и умер на своем прежнем посту заведующего орнитологическим отделением музея. В те годы даже ученые Академии наук жили в очень тяжелых условиях. Температура в квартире Бианки не поднималась зимой выше трех градусов тепла. От сырости стены покрылись плесенью, не хватало еды. Исход его болезни определило общее состояние организма. Не будь этого, Валентин Львович, по мнению близких, мог бы прожить еще долго, до последнего дня сохраняя большой запас жизненной энергии. У Валентина Львовича было три сына. Старший - Лев, средний - Анатолий, младший - Виталий.

Виталий Валентинович Бианки родился в 1894 г. в той самой академической квартире при Зоологическом музее. "Отец рано начал брать меня с собой в лес. Он каждую травку, каждую птицу и зверюшку называл по имени, отчеству и фамилии. Учил меня узнавать птиц по виду, по голосу, по полету, разыскивать самые скрытые гнезда. Учил по тысяче примет находить тайно от человека живущих зверей" (2, с. 37).

Специального образования он не получил, не успел. По окончании гимназии Виталий поступил на естественное отделение физико-математического факультета Петроградского университета, но началась война. В 1916 г. его призвали на военную службу. Он успел пережить недолгое увлечение эссерством и мобилизацию в колчаковскую армию, но вскоре дезертировал оттуда и был вынужден жить под чужой фамилией на Алтае, в Бийске. По документам он значился Виталием Беляниным, студентом Петроградского университета и орнитологом-коллектором Зоологического музея Российской Академии наук. Настоящую фамилию скрывал вплоть до изгнания колчаковцев. А двойная фамилия Бианки-Белянин осталась в его паспорте до конца жизни. Живя в Бийске, Виталий Валентинович преподавал биологию в школе. С жаром участвовал в создании краеведческого музея, ныне носящего его имя. Летом он со своими учениками предпринимал длительные экскурсии за экспонатами. Читал лекции по орнитологии на учительских курсах, участвовал в работе местного Общества любителей природы, работал инструктором-музееведом в уездном земстве, изредка публиковал в местной газете "Алтай" небольшие заметки о жизни птиц, подписывая инициалами: В. Б. или В. Б-н. Там же он начал писать знаменитую "Лесную газету", публикуя ее в виде заметок о природе в местной периодической печати. Вернулся он в Петроград осенью 1922 г. Мечтал окончить университет, стать биологом, но вместо этого оказался в литературной студии.

Писал для детей, но определение "детский писатель" все же не может вместить всего творчества Виталия Бианки - оно шире и глубже. "Вчера прилетели грачи. Весной прямо безумие какое-то меня охватывает. Не могу я слышать, когда свистят, крякают, гогочут, трубят над головой перелетные птицы. Сам не свой становлюсь. Вот если бы научиться хоть сотую долю этого чувства передавать в своих книжках!" (2, с. 35).

Все заложенное отцом осталось на всю жизнь. И страстный интерес к охоте, и поездки на лето в деревню, без которых Виталий Валентинович, став взрослым, не мог жить. Он умер в 1959 г. известным и любимым писателем. За свою жизнь Виталий Бианки написал более 300 рассказов, сказок, повестей. Их перевели и издали во многих странах и на многих языках. В больнице за день до смерти, он слушал "Вести из леса" - радиопередачу, которую сам придумал, собрал авторов. Очень радовался, что удалось записать ни магнитофон и включить в передачу голоса птиц.

У него, как и у отца, было трое детей. Дочь Елена (художник, она иллюстрировала книги о природе, в том числе и отцовские) и два сына - Валентин и Виталий. Старший Виталий (1926) первым из семьи получил специальное образование - закончил биологический факультет Ленинградского университета. "Птицами я начал заниматься с отрочества, примерно с 8-9 лет, и птицы всю жизнь были для меня основным объектом, с которым я хотел работать и работал. Почему именно они - теперь уже трудно сказать. В семье вообще был культ зоологический и орнитологический, в частности. Однако помню, что во время одной из поездок в начале лета в деревню мы остановились в пути и меня заинтересовало, что отец называет пролетающих птиц. Вот, наверное, с этого и начался сознательный интерес…" (2, с. 36).

Еще во время учебы Виталий Витальевич случайно оказался в Кандалакшском заповеднике, а в 1955 г. он приехал сюда, как оказалось, на долгие-долгие годы на работу. Остров Ряшков - один из сотен охраняемых островов. Кордон на нем - один из многих кордонов заповедника. Но и остров, и кордон эти - особые, их ни с чем не перепутаешь. Это остров и кордон Виталия Витальевича Бианки. Все годы В. В. Бианки, ведущий научный сотрудник, доктор биологических наук, заслуженный эколог РФ работает на одних и тех же островах и живет здесь же в небольшой квартирке в бревенчатом доме. Он изучает птиц Мурманской области и Кольско-Беломорского региона в целом.

По мнению многих зоологов, никто на сегодняшний день не знает этих птиц лучше В. В. Бианки. Его монография "Кулики, чайки и чистиковые Кандалакшского залива" стала классической, издана на английском языке. Он участвовал в написании многотомных сводок "Птицы СССР", "Миграция птиц Восточной Европы и Северной Азии", издаваемых Академией наук. Есть у него любимые виды - полярная крачка, гоголь. Благодаря ежегодному кольцеванию самок и птенцов гоголя на протяжении 30 (!) с лишним лет Виталий Витальевич получил уникальный материал о династии пернатых. А еще Виталий Витальевич пишет книгу о своем деде, Валентине Львовиче Бианки.

Ни один из них не повторил путь другого след в след, но в главном они делали одно дело. "Человек должен жить страстью, напрягающей его душу. И во мне живет некая жизнерадостная сила", - так писал один из Бианки о себе, но эти слова относятся к каждому из этой династии (4, с. 6).

1. Бианки В. В. Лесные были и небылицы: Для мл. школ. возраста / В. В. Бианки; худож. В. Курдов, И. Ризнич, Е. Чарушин. Кишинев : Hyperion, 1991. 448 с. : ил.

2. Горяшко А. Детские и взрослые сказки семьи Бианки // Химия и жизнь. 2002. № 8. С. 34-39.

3. Бианки В. Л. Отчет о коммандировке в Камчатку в 1908 году / В. Л. Бианки, СПб., 1909. 376 с.

4. Бианки Е. Сундучок Виталия Бианки / Е. Бианки, В. Русанов // Уральский следопыт. 1994. № 1. С. 6.

Островская Е. Р. В. Л. Бианки - участник зоологического отряда камчатской экспедиции (1908-1909) // "Камчатка: события, люди" : материалы XXV Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2008. - С. 182-185.