Павел Федорович Кузмищев – русский моряк, исследовать, новатор

Т. А. Беляева

Особое место в развитии Северо-Востока занимают представите¬ли Военно-Морского флота, такие как Г. А. Сарычев, Ф. П. Лит¬ке, Ф. П. Врангель, которые свои служебные обязанности успешно сочетали с научно-исследовательской работой. В числе их и контр-адмирал Павел Федорович Кузмищев. Этот человек, почти забыт в нашей истории, а ведь именно на таких скромных и преданных делу людях держалась и будет держаться Россия. Поэтому, П. Ф. Кузмищев как русский офицер-патриот, исследователь - пример служения Отечеству, для поколения начала Третьего тысячелетия.

Жизнь и деятельность П. Ф. Кузмищева освещена в некрологах начала 50-х гг. XIX в. на страницах газеты «Архангельские губернские ведомости», «Морской сборник» и «Москвитянин», с редакциями которых Павел Федорович сотрудничал. Остальные публикации о нем – это включенные в справочные издания краткие очерки. В XX в. книжка «П. Ф. Кузмищев, корреспондент В. И. Даля» профессора Киевского университета Владимира Ивановича Саввы посвящена переписке Кузмищева с Владимиром Ивановичем Далем. О камчатском периоде жизни П. Ф. Кузмищева писал Вячеслав Кусков, Он включил в свой сборник «Камчатские были» короткий очерк «Капинан-лейтенант П. Ф. Кузмищев». Героем исторической повести «Бухта ложных вестей» Павел Федорович Кузмищев был и на страницах книг известного камчатского писателя и краеведа Валерия Мартыненко. Труд Павла Леоновича Казарян «План П. Ф. Кузмищева 1834 года о передаче Охотско-Камчатского края Российско-Американской компании», изданная в 2009 г. в г. Якутске содержит биографию контр-адмирала Павла Федоровича и историю появления и движения его рукописи в правительственных учреждениях. В книге представлена рукопись П. Ф. Кузмищева «Об уменьшении расхода Государства на Камчатку».

Родился Павел Федорович 12 декабря 1798 г. в городе Никольске Вологодской губернии. Павел Федорович Кузмищев потомственный моряк. Его дед, Степан Лукич, поступив в 1737 г. в Морскую академию, связал свою жизнь с Русским флотом и дослужился до чина капитана 2-го ранга, командира корабля и полковника (скончался 22 сентября 1774 г.). Отец его - Федор Степанович, дослужился до капитана 2-го ранга, умер, когда мальчику не было и двух лет. Воспитанием занималась мать. 1 мая 1807 г. Павел поступил на учебу в Морской кадетский корпус. Спустя четыре года, 16 мая 1811 г. Кузмищев был произведен в гардемарины, а в пятнадцать лет 18 февраля 1814 г. получил первый офицерский чин - мичмана (1, с.13 ).

В 1811–1813 гг., ежегодно, гардемарин Кузмищев под ко¬мандованием опытных наставников лейтенантов Феодосия Григорьевича Головнина и Николая Кирилловича Головина в летние месяцы совершал плавания между Санкт-Петербургом и Кронштадтом.

Высочайшим приказом по флоту от 26 июля 1818 г. ему было присвоено звание лейтенанта.

С 1819 по 1 октября 1821 г. Кузмищев находился, на береговой службе в Кронштадте, затем по 14 августа 1825 г. в Санкт-Петербургском порту. Лейтенанту 8-го флотского экипажа Кузмищеву, имеющему богатый опыт участия в морских кампаниях на Северном и Балтий¬ском морях, 3 августа 1825 г. было присвоено звание капитан-лейтенанта, с назначением на должность помощника начальника Камчатки (1, с.13). Завершился первый, европейский период его службы в Военно-Морском флоте.

Совершив многомесячный путь через всю Сибирь, Кузмищев прибыл в Петропавловский порт 19 октября 1826 г. Начался второй, дальневосточный период его службы в качестве администратора и управленца. Согласно утвержденному Александром I Положению об управлении Камчаткой от 9 апреля 1812 г., начальник и помощник начальника Камчатки назначались из морских офицеров. Камчатская служба Кузмищева под руководством Аркадия Васильевича Голенищева продолжалась 6 лет. Пожалуй, это были для Кузмищева самыми интересными годами, ведь он стал очевидцем и участником многих памятных в камчатской истории событий.

Кузмищеву посчастливилось наблюдать извержение Авачинской сопки, начавшееся 27 июня 1827 г. Довелось ему встречать и два корабля русской кругосветной экспедиции, сотрудничество с которой сделало незаметного камчатского офицера известным на флоте. 13 июля 1827 г. в Петропавловской гавани бросил якорь шлюп «Моллер» под командованием капитан-лейтенанта Михаила Николаевича Станюковича. А спу¬стя два месяца привел свой «Сенявин» и Федор Петрович Литке. На корабле прибыл целый отряд разносторонне ода¬ренных натуралистов. Общение с Александром Постельсом, Фридрихом Китлицем, Александром Мертенсом, несомненно, оказало глубокое влияние на Кузмищева и расширило его по¬знание в области естественной истории (5, с. 184).

Исполнение должности помощника начальника Камчатки бы¬ло сопряжено с частыми, поездками по краю, что давало возмож¬ность любознательному и наблюдательному Кузмищеву обстоятель¬но изучать естественно-природные условия и экономические нужды региона. Интересы Кузмищева в естественных науках были связаны с описанием лесов и кустарников, растущих на Камчатке, со сбором коллекций насекомых и растений. Академик Иван Парфентьевич Бо¬родин отмечает три поступившие коллекции от Кузмищева в Ботанический сад Императорской Российской академии наук. Более чем о сорока видах деревьев и кустарников рассказал Павел Федорович Кузмищев в «Лесном журнале» за 1836 г. (3, с. 15). Подумать только, статью мог читать Пушкин, который в то время интересовался трудами одного из первых исследователей Камчатки Степана Петровича Крашенинникова.

Неоспорима и роль П. Ф. Кузмищева в русской словесности. Находясь на Камчатке, он скрупулезно записывал слова и выражении, которые имели особенное, местное значение.

Оставаясь в должности помощника начальника Кам¬чатки, П. Ф. Кузмищев начальником Камчатки, капитаном 1-го ранга А. В. Голенищевым был на¬значен командиром Тигильской крепости, на западном побережье полуострова. Выехав 4 июня 1830 г. на бриге «Екатерина» в Охотск, оттуда направился в Тигиль и 15 сентября вступил в командование крепости.

В деятельности П. Ф. Кузмищева, как администратора, на от¬даленном, сложном в транспортном отношении Камчатском крае, важное место занимала проблема снабжения населения съестными припасами. Рыболовство было основой питания коренных жителей Камчатки. Кузмищев считал, что распро¬странение знаний и навыков огородничества, и в особенности разве¬дение картофеля важно для камчатских жителей. Он был первым, кто завез картофель на Курильские острова. Об этом его непосредственный начальник, А. В. Голенищев, писал так: «Прошлого 1829-го года помощником моим, господи¬ном Кузмищевым, завезено на Курильские острова и посажено ма¬лое количество картофеля, который; родился хорошо, так что ку¬рильцы употребляли его в пищу и оставили на семена. Вообще ово¬щи курильцам нравятся, и потому можно надеяться, что они будут их разводить» (1, с. 16).

О своих усилиях по внедрению картофелеводства среди мест¬ного населения Павел Федорович впоследствии самоиронично пи¬сал: «Можно посмеяться надо мною, что я или помешан на картофе¬ле или влюблен в него. Чтобы то ни было, а я вопию: разводите прежде всего в Камчатке картофель, чтобы в случае неулова рыбы можно было пропитаться им одним». Конечно, Кузмищев не был идеалистом, и понимал трудности на пути внедрения чего-то нового, непривычного. Об этом свидетельствуют его слова: «Природа здесь бедна, но все-таки можно хоть сколько-нибудь приближаться к луч¬шему постоянным, направлением трудов к доброй цели и непоколе¬бимым старанием о благе общем, и кто захочет идти к этой цели, тот найдет и средства достигнуть ее, хотя здесь не обойдется без принуждения с одной стороны и без ропота с другой» (1, с. 16).

За время командования Тигильской крепостью он завел для местной больницы огород, а 17 домохозяев обзавелись 28-ю огоро¬дами. Как знаток местной флоры, в учрежденной им при Тигильской больнице аптеке организовал вертоград для снабжения аптеки ле¬чебными травами. В нем садили зорю, ревень, пижму, шиповник, смородину, малину, хрен, жимолость, черемуху, шалфей, перечную мяту и др. растения (1, с. 17).

Заботясь о здоровье коренных жителей, Кузмищев проводил большую санитарно-просветительскую работу среди них и добился того, что камчадалы и коряки не обходили, как прежде, больницы стороной, а при болезнях взрослых и детей обращались к медикам. Он разъяснял жителям о вредных последствиях употребления мед¬ной посуды, убеждал их в пользе деревянной и глиняной посуды, для чего сам занимался поисками глины, пригодной для изготовле¬ния посуды.

Как человеку прогрессивных взглядов, Кузмищеву не чужд был и дух просветительства. По мере сил и возможностей он старал¬ся передать опыт и знания старшим для практических целей, а младших - учить азам грамоты. О тигильском периоде свое просве¬тительской деятельности он писал скромно и сдержанно: «У меня соседи камчадалы и кочующие коряки, с которыми живу мирно и согласно, передаю им что знаю; учу - чему могу; а в квартире своей собираю и обучаю ребятишек: катехизису и арифметике, и хотя успехи не велики, но все уже начинают читать и знают наизусть неко¬торые молитвы и заповеди с толкованием, - слава и благодарение Богу, довольно и этого!» (1, с. 17).

По окончании 5-летнего срока службы на Камчатке, приказом Николая I по флоту от 4 февраля 1831 г., Кузмищев был переведен в 9-й флотский экипаж Балтийского флота. В 1832 г. за выслугу бес¬порочно в офицерском чине 15 лет Кузмищев был удостоен знака отличия «XV лет беспорочной службы». Сдав командование Тигильской крепости, 1 марта 1832 г. он выехал в Петропавловский порт, откуда 13 сентября на военном транспорте «Америка», под командованием капитан-лейтенанта Василия Степановича Хромченко, через Северо-Американские российские владения, вокруг света, прибыл в Кронштадт 13 сентября 1833 г. (1, с. 17).

Таким образом, около шести лет жизни и деятельности произведенного 31 декабря 1832 г. в капитаны 2-го ранга П. Ф. Кузмищева было связано с отдаленнейшим Камчатским краем. Находясь вдали от родного дома, в эти годы он лишился самых близких ему людей - матери и двух братьев.

По возвращении в Кронштадт в жизни Кузмищева начале третий период, который был связан с Балтийским морем, Астраха¬нью и Архангельском. Высочайшим приказом по флоту от 21 октября 1836 г. он был назначен капитаном над Астраханским портом, куда прибыл 31 декабря и 7 января 1837 г. приступил к исполнению своих служебных обязанностей. Приказом по флоту от 18 апреля 1837 г. ему было присвоено звание капитана 1-го ранга, а 2 февраля 1838 г. награжден орденом Святого Владимира 4-й степени. (1, с. 18). На новом, как по географическим, так и по климатическим ус¬ловиям, месте службы П. Ф. Кузмищев, имевший определенный опыт и навыки в области естествознания, старался их использовать в своей деятельности для нужд Прикаспийского края. Так, например, он занимался размножением шелковичных деревьев, делал опыты в разведении липы, маиса, сахарного тростника.

Высочайшим приказом от 25 сентября 1840 г. капитан 1-го ранга П. Ф. Кузмищев был назначен капитаном над Архангельским портом. Период пребывания Кузмищева в должности капитана над Архангельским портом (1841–1850 гг.) как в практических делах, так и в научных поисках, выделяется как разнообразием, так и дос¬тигнутыми результатами (1, с. 19).

Как опытный организатор, он с первых месяцев своего пребы¬вания в Архангельске взялся за приведение в порядок портового хо¬зяйства: благоустроил территорию адмиралтейства, устроил дороги и мосты, упорядочил хранение и сортировку казенного имущества в магазинах (складах). Там, где позволяла территория, он организовал аллеи, а при здании портовой конторы устроил сад, где были поса¬жены деревья и кустарники, свойственные северной полосе России. В саду был поставлен памятник, на котором были высечены памят¬ные даты из истории Архангельска.

Кузмищев поставил громовые отводы над крытым корабель¬ным элингом, ликвидировал угрозу обмеления элинга, организовал регулярные метеорологические и гидрологические наблюдения, строил приливомер, ветромер, дождемер и солнечные астрономиче¬ские часы. Результаты наблюдения доставлялись в Гидрографиче¬ский департамент Морского министерства и Главную физическую обсерваторию (Пулково) Императорской Российской академии наук. Контр-адмирал Павел Кузмищев, человек, крайне охочий до всяческих новшеств в 1845 г. в Архангельске организовал погружение под воду в водолазном снаряжении английского мастера Гаузена. Он сразу набрал из числа морских нижних чинов (матросов) группу добровольцев, теоретически их подготовил и даже сам первым примерил снаряжение. Более того, первым его испытал. Правда, совершил погружение не в открытый водоем, а в специально изготовленную двухсаженной глубины бочку. И тем самым доказал, что человек может находиться под водой достаточно долго (4).

Кузмищев уделял особое внимание осмотру и гидрографиче¬скому описанию Белого моря, р. Северной Двины и ее устьев. Благодаря его стараниям было организовано плавание пароходов по Мурманскому устью и реке Маймаксе.

Он занимался устройством быта и решением социальных во¬просов служащих. Так, например, организовал в Соломбальском се¬лении огороды для снабжения овощами рабочих команд порта, а пустопорожние земли Соломбальского острова отвел под огороды и выгоны для сельчан и морских команд. Для разведения огородов и сенокосов смотрители и нижние чины беломорских маяков были наделены земельными участками при маяках. Кузмищев убедил архангельских лоцманов из суммы, соби¬раемой ими за проводку коммерческих судов, сделать ежегодные отчисления и составить запасной экономический капитал для оказа¬ния помощи лоцманским сиротам и им самим при крайней нужде. А когда сумма начнет приносить ощутимые проценты, то учредить на эти деньги школу для лоцманских детей.

Как истинный русский интеллигент, П. Ф. Кузмищев уделял немало времени и сил просветительской деятельности. Он органи¬зовал при Архангельском порте библиотеку, куда успел собрать бо¬лее 500 книг по самым разным отраслям знаний. На 5-ти рублевые ежегодные добровольные взносы от читателей была организована подписка 16-ти журналов и газет.

При Архангельском адмиралтействе Кузмищев учредил школу для малолетних кантонистов. В Архангельске и Кеми в начале 1842 г. были организованы шкиперские учебные курсы. С 1845 г. являясь попечителем этих курсов, он упорядочил их деятельность в хозяйственном и учебном отношении. Используя свой авторитет и положение, он добивался того, чтобы окончившие эти курсы были при¬няты на службу на коммерческие суда. Тем самым он открывал океанские просторы ни одному десятку русских мореплавателей.

Деятельность Кузмищева как просветителя не ограничивалась только народным образованием и библиотечным делом. Он поддер¬живал краеведов, любителей словесности, отправлял В. И. Далю и М. П. Погодину собранные инспектором Архангельской гимназии Ильей Никольским и учителем из Шенкурского уезда Николаем Бо¬рисовым народные песни. С предисловием Кузмищева в «Москви¬тянине» впервые было опубликовано стихотворение 22-летнего поэта-самоучки Анисима Нечаева (1, с. 24).

Дендрологический сад возле Архангельска – один из первых северян-садов в нашей стране, посаженный моряком, капитаном дальнего плавания, с подробным ботаническим реестром каждого растения. Академия наук, Петербургский ботанический сад, Географическое общество, Общество для поощрения лесного хозяйства обращаются к нему за советами, просят консультаций. Капитан Кузмищев, как и подобает человеку его звания, пишет в ответ четкие, как рапорта, отчеты о своих замыслах, исследованиях. «Наблюдения в Отечестве» – под таким разделом печатаются его работы в «Лесном журнале»» (3, с. 15).

Высочайшим приказом по флоту от 6 декабря 1846 г. Павлу Федоровичу Кузмищеву было присвоено звание контр-адмирала. Как и в Астрахани, он в 1844–1850 гг. неоднократно совмещал свою должность с должностью главного командира Архангельского порта. Вот и после 18 марта 1850 г., он в очередной раз вместе со своей должностью испол¬нял и должность главного командира порта, когда у него 22 марта в конторе порта случился приступ болезни сердца. Еще не оправив¬шийся от болезни, он выехал по делам службы в порт, простудился, слег и больше не вставал. Скончался Павел Федорович в 2 часа ночи 27 июня 1850 г. Похорони¬ли его подле церкви Св. Мартина на кладбище селения Соломбала. После него остались вдова с 5-летней дочерью (1, с. 21).

Его друг и товарищ, редактор «Архангельских губернских ве¬домостей» М. Г. Заринский в некрологе о нем отзывался так: «Кто близко знал Павла Федоровича, тот глубоко ценил и уважал его ум, образ мыслей, душу и сердце... Не терпя роскоши, он довольство¬вался одним необходимым, говоря, что «роскошь жизни состоит в здоровье и спокойствии совести». Любя горячо отечество, он был предан ему всем сердцем, всею мыслию, и пользу его, благо общее - ставил выше своего блага.

Что же удивительного в том, что современники воздали должное трудам этого славного человека: на карте Камчатки есть мыс Кузмищева. Так оценили своего товарища моряки. Не забыт Павел Федорович и натуралистами – именем Кузмищева назван один из видов березы. Береза Кузмищева... Вечный, как русский лес, памятник! 1. Казарян П. Л. План П. Ф. Кузмищева 1834 года о передаче
Охотско-Камчатского края Российско-Американской компании / П. Л. Казарян. Якутск: Изд-во ЯНЦ СО РАН, 2009. 265 с.
2. Кусков В. П. Капитан-лейтенант П. Ф. Кузмищев // Камчатские были / В. П. Кусков. Петропавловск-Камчатский, 1971. С. 27–30.
3. Крутогоров, Ю. А. Жил отважный капитан // Рассказы о деревьях / Ю. А. Крутогоров. М. : Дет. Лит., 1987. С. 13–16.
4. Лощилов М. Первопроходцы двинских глубин // Правда Севера. 2005. 18 авг.
5. Мартыненко В. П. Бухта ложных вестей. Петропавловск-Камчатский, 2012. С. 170–186.

Беляева Т. А. Павел Федорович Кузмищев – русский моряк, исследовать, новатор // "Всеобщее богатство человеческих познаний" : материалы XXX Крашенник. чтений / М-во культуры Камч. края, Камч. краевая науч. б-ка им. С. П. Крашенинникова. - Петропавловск-Камчатский, 2013. - С. 17-21.