В. Варно

ДОМ ПРОДАЕТСЯ В доме пусто – покати шаром. Дому грустно, продается дом. Покупатели идут гуськом, щупают фундамент, бревна, крышу… Не торгуйся, мол, старье берем, дескать, видишь – дом на ладан дышит. – Ну, а все же, сколько стоит он? – Машинально отвечаю: – Миллион, – Переглядываются, шепчут что-то. Им шутить со мною не резон. Что мне их грошовые расчеты! – Миллион,– твержу я,– миллион!– Миллион грачей над огородом, миллион блинов со сковородок. Миллион росинок во дворе в лопухах горело на заре. Миллион звенящих струй из крынок, ливней, бивших в ведра на крыльце. Миллион растаяло снежинок у моей любимой на лице. Миллион – вот сколько стоит дом! Покупатели меня не слышат. – Ты проспись, а мы еще придем…– И закат – сквозь тучи напролом – в миллион свечей горит над крышей.

ВЕСНА ЗАПОЗДАЛА Да когда ж это кончится наконец! Брось, зима, не волынь, уходи без скандала! На озябшей березе продрогший скворец Жалуется: «Весна запоздала!» Все готово к весне – и плуги и сердца. Песни пой и паши, чтоб земля не скучала. Я хочу и не в силах утешить скворца, объяснить, почему весна запоздала. Отвечай же, весна, до каких это пор будет роща скучать, как толпа у вокзала? Голый дуб на открытый похож семафор. И сигналят кукушки: «Весна запоздала!» Укоризненно смотрит в окно мое сад: «Что, хозяин, зеваешь, листаешь журналы?» Будто я, а не кто-то другой, виноват, что весна – не прикажешь ведь ей! – запоздала. Что ж, придется соседей пойти разбудить. – Эй, вставайте! Какая вас одурь связала? Выход есть: Мы поможем весне наступить. Мы пойдем ей навстречу. Она запоздала.

ГАЛЯ Вы, люди, про Галю слыхали? Сейчас познакомитесь с Галей. Маечка цвета корицы, одуванчиков пух возле рта. И маленькая озорница Взбирается на ворота. Мальчишки с реки прибежали, А вон почтальонша идет… И Галя кричит им с ворот: – Я Галя! Я Галя! – Пищат индюшата в овсе, На пастбище кони заржали… И Галя торопится всем представиться… Слышите Галю? Скажите, стрижи и ужи и звери в задебренных далях, вы с Галей готовы дружить? И вы не обидите Галю? А Галя не сделает зла вам – люди, и звери, и птицы. Доверчиво мир приняла и в мире спешит утвердиться. Она еще горя хлебнет. Она еще счастье найдет. Но слышите, в самом начале себя объявляет с ворот: – Я Галя! Я Галя!

МОИ БРАТИШКИ Из дальней дали слышу – Урал ее поет: «Эх, полюбил парнишку военный завод!..» Твержу ее, простую, впопад и невпопад. Уволил «подчистую» меня военкомат. Хвороба – чтоб пропасть ей! – не отпускает… Эх!.. «Давай закурим, мастер!» – меня встречает цех. Какой там мастер – липа. Не мастер, а беда. Но настоящий выбыл Из строя навсегда. Урал кует винтовки. И третий год подряд станки без остановки гремят, гремят, гремят. Гремят они – как залпы, как залпы по врагу. И порохом пропахла ребятня в цеху. Эх, младшие братишки, я мало вас жалел! Вы лопали картошку, печенную в золе. Шутили без улыбок, в плену недетских дум. Ругались в три загиба – захватывало дух. И я для вас, хороших, немного слов припас: – Закуривай, гавроши! Махорка – вырви глаз. – Сидим, дымим, толкуем, бывало, битый час: – А Гитлеру какую устроят, мастер, казнь? – Не мастер я… Скорее – я ваш старший брат. Станки, как батареи, гремят, гремят, гремят. Фашистам скоро крышка. Отцы идут вперед. «Эх, полюбил парнишку военный завод…»

СЕЛЕДКУ ПИШЕТ ЭХОЛОТ Селедку пишет эхолот. Лекарством пахнет, как в аптеке. Идет путина, жизнь идет, а капитан лежит в твиндеке. По слипу волоча куток, подъемлет вдовий плач лебедка. И умывает руки док в халате белом, как Чукотка. Старпом страдает: план горит. Кок сочиняет чебуреки. Речь произносит помполит. А капитан лежит в твиндеке. Он проволок свою судьбу через любовь, вражду и войны. И в оцинкованном гробу угомонился, беспокойный. Через пороги – напролом – лососи прут из моря в реки. И жизнь не хочет знать о том, Что капитан лежит в твиндеке.

 


Эхолот – прибор для измерения глубины под килем судна-носителя. Твиндек – пространство внутри корпуса между двумя палубами или между палубой и платформой. Слип – подъемно-спусковое сооружение для управляемого механизированного подъема и спуска судов. Куток – часть невода или трала, имеющая форму мешка и служащая для накопления и выливки улова

 

Варно В. Стремнина : стихи. – М. : Современник, 1980. – 63 с.