И. Кравченко

ТАНЕЦ ШАМАНА

Прыжок что ожог по коже, бубен гудит тугой! Кто же он, кто же он, кто же? Вот изогнулся дугой. В тело старухи усталое, словно в пустой сосуд, духи вселились и старое тело больное трясут. Лики болезней неведомы. Ну, угадай, где чья? Бурыми бродят медведями, лисами у ручья. Столько же лиц у шамана — волчья голова, нерпа в клочьях тумана, ястреб или сова. Шепот — обряду оправа, бубен гудит тугой! Левой ногою вправо, правою влево ногой. Волком по снегу чистому, в елках — пушистым псом. Из дому! Из дому! Из дому! Духи, оставьте дом! Скоро коварные духи, Нынвиты и Келе, выскочат из старухи зайцами по земле! Кожа тяжелого бубна Будет вослед им греметь… Духов изгнать не трудно, надо, однако, уметь.

ОХОТА НА ГУСЕЙ

Над вулканами со стонами стаи, океан раскачался от ветра, Гуси белые розовыми стали от апрельского алого рассвета. Заструился свет с вершин — да в лощины, на палатки еще спящего люда. И проснулись здо-о-ро-вые мужчины, что приехали сюда — во-он оттуда! Небо высветило синим- пресиним. За вулканом солнце огненным кругом. Тут и начали гуси и гусыни над озерами летать друг за другом. А мужчины схватили двустволки и давай палить в гусей без оглядки! И от страха даже серые волки разбежались в соседние распадки. Трех гусей мужчины все же пришибли, остальные разлетелись в две минуты... Это все оказалось смешно бы, если не было бы грустно почему-то. За хребтом солнце алое встало. На озера стаи белые сели... Разве места на земле мало, чтобы ею люди с птицами владели?

ХОД ЛОСОСЯ

Струи упруги, струги туги, к истокам на брюхе по острым каменьям. На мелководье алые круги, рыбья кровь и листья осенние. К северу, к северу с красною икрой, семь раз по семеро, по перекатам! Остывают в сумерках ивы над водой, осененные октябрьским закатом. Через водопады только вперед, сонные заломы пере- прыгивая, нерка идет и кунжа идет, рваными боками поиг-ры-вая. Воду лапою царапает медведь, нерку из реки выбрасывая. Надо и медведю ведь до зимы успеть обзавестись запасами! Рвется лосось из когтистых лап, даже без глаз — не остановится! Брюхо кверху, если ослаб. Сильные — к нересту готовятся. Кончив прекрасную брачную игру, новое рождая — гибнет старое. Там, у истоков, отметав икру, рыба засыпает усталая.

Кравченко И. Крылатые кони : Стихи, поэма. – М. : Советский писатель, 1987. – 13-17.